Views Comments Previous Next Search
Как и зачем художники вторгаются в нашу личную жизнь — Индустрия на Look At Me

ИндустрияКак и зачем художники вторгаются в нашу личную жизнь

Слежка превратилась в метод современного искусства

За нами следят, и мы знаем об этом. Камеры слежения расставлены в офисах и подъездах, беспилотники снимают наши передвижения с высоты полтора километра (с этого расстояния камера способна распознать пол человека), а службы безопасности читают нашу переписку в интернете. В частную жизнь людей вторгаются не только государства и международные организации, но и художники. Хотим мы того или нет, наши тела и образы становятся объектами искусства.

 

Художники преследуют нас на улицах

Как и зачем художники вторгаются в нашу личную жизнь. Изображение № 2.

Как и зачем художники вторгаются в нашу личную жизнь. Изображение № 3.

↑ Вито Аккончи

В 1960-х художники вышли из галерей и студий, чтобы исследовать публичные пространства и поведение человека. Американец Вито Аккончи для выставки Street Works IV, посвященной улицам Нью-Йорка, задокументировал перформанс Following Piece. Любой житель Нью-Йорка с 3 по 25 октября 1969 года мог ощутить на себе взгляд Аккончи. Художник выбирал случайного прохожего и начинал преследовать его до тех пор, пока этому не мешали внешние обстоятельства. Преследование могло длиться от пары минут (например, когда объект исследования садился в автомобиль, а Аккончи не успевал поймать такси) до нескольких часов (когда Аккончи следовал за «жертвой» в ресторан или кинотеатр). Художник не узнавал имён своих персонажей: его интересовали только их тела и то, как они ведут себя в публичном пространстве, где они постоянно осознают, что на них направлен взгляд другого. Аккончи фиксировал этот взгляд, снимая объекты преследования со спины, и составлял диаграммы, на которых отображал поведение объекта в том или ином пространстве.

Как и зачем художники вторгаются в нашу личную жизнь. Изображение № 4.

↑ Софи Калль

Спустя 11 лет француженка Софи Калль повторяла перформанс Аккончи, наблюдая за жителями Парижа, пока не наткнулась на один из объектов преследования позже в тот же день на светском мероприятии. Мужчина, которого Калль называла Анри Б., на следующий день отправлялся в Венецию. Художница тайно села на тот же поезд, что и ее персонаж, и направилась за ним в Италию. Калль подробно документировала передвижения Анри Б. по Венеции в виде фотографий и текстов, иногда теряя свой объект из виду, иногда сталкиваясь с ним лицом к лицу. Преследование прекратилось, когда герой вернулся в Париж.

Слежку Софи Калль интерпретировала как проявление желания, которое она испытывала к своему объекту

Она была одновременно и соблазнителем, и соблазненной, перевернув гендерный стереотип, согласно которому мужчина воспринимался как активный субъект отношений. В новом мире участники любовных отношений не обязательно должны быть знакомы: с помощью камеры можно легко заполучить образ объекта желания, а поезда и самолеты могут приблизить одно тело к другому, где бы они ни находились.

 

Художники вооружаются техникой для слежки

Как и зачем художники вторгаются в нашу личную жизнь. Изображение № 5.

↑ Уокер Эванс

Компактные фотокамеры позволили нам заимствовать образы незнакомцев без их согласия и без необходимости использовать память. Записанные на пленку или матрицу цифрового фотоаппарата случайные моменты наших частных жизней переходят в собственность фотографа. Еще в 1930-х американский фотограф Уокер Эванс фиксировал естественные позы и выражения лиц пассажиров нью-йоркской подземки с помощью маленьких камер, спрятанных в одежде.

Как и зачем художники вторгаются в нашу личную жизнь. Изображение № 6.

↑ Сидзука Ёкомидзо

Вездесущие камеры изменили наше отношение к личному пространству. Японка Сидзука Ёкомидзо в конце 1990-х решила доказать этот тезис, разослав случайным обитателям первых этажей жилых домов анонимные письма, в которых она просила в определенное время вечером включить свет в одной из комнат своей квартиры и постоять лицом к окну. В этот момент художница снимала героя проекта с улицы. Создание этой серии фотографий было бы невозможно, если бы осознание постоянной безличной регистрации реальности не сделало нас терпимее к вторжению в частную зону.

Коммуникации удалили тело художника из физического пространства исследования и сделали его невидимым. В 2013 году художники из Нью-Йорка Кайл Макдоналд и Брайан Хаус установили подключенные к Wi-Fi звукозаписывающие устройства в лампы в кафе McDonald's, в библиотеке, в Вашингтон-сквер-парке и в спальне своих знакомых. В течение семи месяцев жучки записывали разговоры находившихся рядом людей, которые затем были расшифрованы и опубликованы в твиттере @Conversnitch. Целью проекта было вызвать чувство беспокойства, которое каждый из нас подавляет в себе в эпоху, когда мы постоянно находимся под пристальным вниманием других людей и организаций, от спецслужб до случайных пользователей интернета, которые легко могут стать свидетелями и соучастниками наших личных переживаний.

 

Как живые организмы мы оставляем следы, которые могут рассказать о нас больше, чем мы хотим. В рамках проекта Stranger Visions художница из США Хизер Дью-Хэгборг собирала образцы ДНК с окурков, жвачек и выпавших волос, чтобы создать портреты незнакомцев на основе доступной генной информации. По образцам ДНК были определены пол, этническая принадлежность, цвет глаз и волос и предрасположенность к ожирению. Дью-Хэгборг сделала по этой технологии и свой автопортрет, который практически не отличался от реальной внешности художницы. Проект Stranger Visions показал, что посторонние способны заимствовать не только информацию о нашем поведении, но и самое личное, что у нас есть, — тела.

 

Мы одалживаем наши образы другим

Как и зачем художники вторгаются в нашу личную жизнь. Изображение № 10.

↑ Виллем Попелир

Социальные сети позволили нашим образам и мыслям распространяться по всему миру без посторонней помощи. В порыве цифрового нарциссизма мы игнорируем возможность ограниченной анонимности, которую нам предоставляют настройки приватности. В 2011 году нидерландский художник Виллем Попелир обнаружил на ноутбуке, который был выставлен на продажу в местном магазине техники, около сотни снятых на веб-камеру фотографий двух четырнадцатилетних девочек. По имени, написанному на кулоне одной из девушек, Попелир нашел профили своих героинь в социальных сетях. На выставке Showroom Girls в Амстердаме он представил распечатанные фотографии своих героинь из магазина техники, предварительно закрасив их лица, и принтер, который медленно распечатывал ленту твиттера одной из девушек.

Как и зачем художники вторгаются в нашу личную жизнь. Изображение № 11.

Рабих Мруэ

В 2011 году ливанец Рабих Мруэ узнал, что многие участники акций протеста в Сирии снимали события на мобильные телефоны. Некоторые из них погибали. Художник нашел видеозаписи, которые перед смертью сделали некоторые из убитых участников митингов, и вырезал из них последние кадры, на которых всегда был изображен человек с огнестрельным оружием, целящийся в сторону объектива. Скриншоты были распечатаны в крупном формате и выставлены в галерее. Отвечая на вопрос, почему погибшие герои его проекта не убегали, увидев вооруженного человека, Мруэ предположил, что камера меняла восприятие демонстранта: он переставал чувствовать себя реальным участником событий, потому что находился по другую сторону объектива.

 

Жертвы искусства борются за права

Как и зачем художники вторгаются в нашу личную жизнь. Изображение № 13.

↑ Филип-Лорка ДиКорсия

Несмотря на то что privacy определяют как один из столпов современного западного общества, возмущенным жертвам нарушения личного пространства пока не удается наказать художников за вторжение в личную жизнь. В 2001 году житель Нью-Йорка, ортодоксальный еврей Эрно Нуссенцвайг, подал в суд на фотографа Филипа-Лорку ДиКорсию, который опубликовал портрет Нуссенцвайна, снятый на автоматическую камеру на Таймс-Сквер, в серии фотографий Heads. Во время работы над проектом ДиКорсия установил в одном из самых людных мест Нью-Йорка осветительные приборы, которые включались, когда человек случайно заходил на определенную территорию на площади. В это время камера автоматически снимала попавшего в луч света прохожего. Суд не стал рассматривать иск Нуссенцвайга из-за истекшего срока давности и подтвердил, что, согласно законам США, фотограф имеет право снимать людей без их согласия, даже если это не соответствует религиозным убеждениям объекта фотографии. Сейчас суд Нью-Йорка рассматривает похожее дело: супружеская пара, живущая в районе Трайбека, подала иск против фотографа Арне Свенсона, который снимал окна обитателей их многоквартирного здания и их самих за домашними делами.

Как и зачем художники вторгаются в нашу личную жизнь. Изображение № 14.

Как и зачем художники вторгаются в нашу личную жизнь. Изображение № 15.

 

Фотография, видео и интернет сместили зоны публичного и частного. Мы самостоятельно предоставляем другим возможность пользоваться нашими личностями, и для этого почти ничего не нужно делать: достаточно находиться в любом месте (реальном или виртуальном) в любой момент времени. И, возможно, обнаружить свои личные данные приятнее в музее современного искусства, чем в базах данных спецслужб.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.