Views Comments Previous Next Search
2013 — год «Рамблера»: Как рекомендации изменили российские медиа — Интернет на Look At Me

Интернет2013 — год «Рамблера»: Как рекомендации изменили российские медиа

Команда «Рамблера» о форматах, работе редакции и будущем сервиса

2013 — год «Рамблера»: Как рекомендации изменили российские медиа. Изображение № 1.

материал подготовила

Маргарита Попова

В конце прошлого года «Рамблер» представил новую главную страницу, которая отныне состояла из трёх разделов («Новости», «Мнения» и «Рекомендации») и вела на материалы российских СМИ, благодаря чему последние получили серьёзный приток трафика. Эти изменения привели к неожиданным последствиям — медиа начали с энтузиазмом осваивать предложенные форматы. Наблюдая за этим процессом, Look At Me решил поговорить с командой «Рамблера» о том, что они узнали за год работы, на что готовы люди ради трафика и что будет происходить дальше.

2013 — год «Рамблера»: Как рекомендации изменили российские медиа. Изображение № 2.

Юлия Ювакаева

Шеф-редактор

Дмитрий Алексеев

Менеджер продукта

Максим Токарев

Главный редактор

  

Форматы

Во многом наши усилия направлены на то, чтобы максимально облегчить жизнь «хорошим» источникам и усложнить «плохим». У нас есть форматы и чётко прописанные правила, которые никак не задевают ни политику издания, ни идеологию. Проблема заключается в том, что некоторые редакции заучили эти форматы наизусть и кропают на коленке абсолютно идеально подходящий к формату материал сомнительного качества. И тут мы находимся в двойственном положении — с одной стороны, формат соблюдён, а с другой стороны — видеть у себя откровенно некачественный материал не хочется.

Разрабатывая правила, мы смотрели в том числе на западную прессу, где листинги очень популярны и с успехом используются и в новых, и в классических медиа. Нам казалось, что все подойдут к листингам осознанно и не будут писать всё одинаковыми словами, но люди почему-то не хотят придумать что-то своё, если уже есть какой-то заготовленный шаблон. Если мы даём им четыре примера — использовать будут только эти четыре примера. Поэтому то, к чему мы пришли сейчас, — это некоторый перегиб: листинг на листинге сидит и листингом погоняет. Мы поняли, что посадили культуру достаточно ограниченную, и сейчас пытаемся уйти от форматов и документа директивного к рекомендательному стайлгайду.

 

 

Форматы «Рамблера»

 

2013 — год «Рамблера»: Как рекомендации изменили российские медиа. Изображение № 3.

Новости

«Читателю хочется знать как о больших событиях, которые происходят в России и мире, так и о событиях, которые касаются непосредственно его. То есть, например, для москвичей подорожание парковки в столице важнее Майдана на Украине.
И наши новости призваны отразить все это».

 

 

2013 — год «Рамблера»: Как рекомендации изменили российские медиа. Изображение № 4.

Мнения

«Мнения — это аналитика, лонг-риды, раскрывающие суть того, что произошло. Украина теперь не вступит в Евросоюз? А как это повлияет на мою жизнь? Именно завтра у меня парковка станет 80 рублей? Мнение — это что-то более вдумчивое».

 

 

2013 — год «Рамблера»: Как рекомендации изменили российские медиа. Изображение № 5.

Рекомендации

«У меня есть выходные, минутка на работе, обеденный перерыв — что бы поделать? Что посмотреть в выходные? Куда сходить? Какую машину купить? Изначально мы думали, что с нашими дорогими партнёрами соберёмся и сделаем некую рекомендательную машину, и начали работать примерно в этом направлении. Но если с новостями и мнениями всё было окей, потому что формат понятный, не требующий особого переложения устоев, то формат рекомендаций стал для некоторых из них даже шоком».

 

 

 

Оказалось, в рунете мало кто умеет работать тем, кем себя заявляет. Например, одним из достаточно жёстких требований на первом этапе был контекст. Мы хотели, чтобы пользователь понимал, почему именно сейчас этот материал ему рекомендуется. Нам казалось, что нормальный ресурс не будет высасывать из пальца темы и присылать материалы типа «мы покатали автомобиль трёхлетней давности и написали об этом, вау!». Однако это кажущееся нам простым требование вызвало непонимание и даже откровенный читинг. Например, люди присылают повод, что сегодня исполнилось сорок лет Роберто Карлосу. Мы проверяем — и действительно, он 1973-го года рождения, всё окей. Но, поменяв заголовок, авторы не удосужились поменять первый абзац, где было написано «Сегодня Роберто Карлосу исполнилось 38 лет…». То есть они взяли статью двухлетней давности — авось прокатит!

2013 — год «Рамблера»: Как рекомендации изменили российские медиа. Изображение № 6.

2013 — год «Рамблера»: Как рекомендации изменили российские медиа. Изображение № 7.

Ради трафика люди готовы, собственно говоря, на всё

2013 — год «Рамблера»: Как рекомендации изменили российские медиа. Изображение № 8.

 

Ради трафика люди готовы, собственно говоря, на всё. Мы пришли к нашим партнёрам, которые все в глубине души хорошие люди, и предложили им бесплатный трафик в достаточно большом объёме. Люди увидели ТНС-овские счётчики и начали делать просто обидные вещи ради прохождения модерации, даже в приличных изданиях. К тому же дню рождения Роберто Карлоса, который является бразильцем, некоторые предлагали приготовить настоящее бразильское блюдо – фасоль, рис и мясо. Из рецептов самый потрясающий был на День защиты птиц, который предлагали отметить приготовлением блюда из утки. Самое удивительное, что когда мы пытаемся объяснять нелогичность и абсурдность таких выдуманных контекстов в письмах-ответах, как правило, с первого раза никто не понимает, всё принимают в штыки. Мы часто ловим себя на мысли, что просто рассказываем партнёрам о прописных истинах, которые должны быть по умолчанию всем ясны и знакомы.

Когда все наши партнёры (а их около 300 изданий) начали отправлять нам по пять материалов в сутки, уровень их качества вызвал у нас шок и трепет. Удивительная вещь, но, при том что люди бесплатно получают больший охват и механизмы таргетирования, в ответ мы получаем читинг, негатив и не очень высокое отношение к нашей редакции — дескать, сидят там какие-то девочки, сейчас они мне всё быстренько одобрят. Люди, с которыми ты в переписке абсолютно мило общаешься, неожиданно превращаются в самовлюблённых монстров. Это нелёгкий опыт на самом деле.

Модераторы

2013 — год «Рамблера»: Как рекомендации изменили российские медиа. Изображение № 9.

Сначала мы уповали на автоматический подбор материалов: чем чаще пользователь засвечивается на ресурсах, которые мы мониторим, тем лучше мы знаем его и его интересы. Итак, мы хотели подключить максимальное количество партнёров, пишущих на совершенно разные темы, чтобы умный робот сам расставил материалы по своим местам для каждого пользователя. Но механизм таргетирования, который идеально работает с рекламой, как оказалось, не работает с материалами, где такое количество психологии нужно учитывать, что математика просто рассыпается. 

Если мы девушке покажем лучший суперкар или сюжет из Формулы-1, она не выйдет из себя и не разобьёт монитор. А если молодому человеку покажем блеск для губ? С нашей замечательной гомофобией это же просто катастрофа. Рамблер показал мне лучшие коктейльные платья — за кого они меня принимают?! И тут мы поняли, что нельзя быть автоматическим для всех.

 

Мы хотим совершить небольшую
революцию —
 отменить форматы вообще

 

 

Сейчас все рекомендации на Главной модерируют три человека, которые посменно работают с 9:00 до 21:00, и ещё один работает в выходные. Они, конечно, страдают, но справляются, хотя поначалу с этим были связаны серьёзные задержки в работе — рекомендации могли оставаться непросмотренными по пять часов. Больше всего сил модераторы тратят не на сам процесс определения «это подходит под формат, а это — нет». Самое сложное — пояснить партнёрам в длинной переписке, что именно не так в материале, почему другой подобный материал одобрен, а этот нет, что нужно поменять, чтобы материал одобрили и прочее.

Рекомендации поступают к модератору на «пульт управления» в порядке добавления, и многие партнёры считают, что для того, чтобы быть отмодерированным в первую очередь, нужно добавить материал накануне, с ночи. На самом же деле модераторы первым делом одобряют те материалы, которые не вызывают никаких вопросов, не требуют правок и писем партнёрам, а не те, которые раньше присланы. К тому же в течение дня может смениться ракурс актуальности, и заранее присланные материалы могут устареть.

Будущее

Мы хотим совершить небольшую революцию — отменить форматы вообще и выдать гайды в пять-семь строк о том, как надо с нами жить. С одной стороны, мы полностью лишаемся клетки, в которой наши партнёры сейчас живут, с другой — начинаем заворачивать гайки по качеству и количеству. Поскольку подозреваем: полная свобода творчества может открыть ворота в ад.

Недобросовестные источники привыкли присылать по 10–15 материалов в сутки — чем больше отправишь, тем больше примут. Если такие источники ограничить, есть надежда, что всё-таки они озаботятся выбором действительно лучшего из того, что у них есть, и бросят все силы на эти три материала. Хотя за год нашей работы половина наших чаяний и треть веры в человечество просто подорваны и растоптаны грязными сапогами.

Благодаря новым правилам игры, модератор становится редактором. Мы всё-таки надеемся, что ограничения по количеству дадут редактору-модератору больше времени на прочтение каждого материала. К тому же мы планируем провести переобучение всей нашей редакции из 15 человек (новостников и модераторов мнений и рекомендаций), чтобы каждый из них мог работать как с новостями, так и с рекомендациями и мнениями. В результате у нас появятся такие «универсальные солдаты», силы которых можно будет перенаправлять в зависимости от большего или меньшего потока новостей и рекомендаций.

 

Вычитка нужна большому, но всё же ограниченному количеству
сомнительных партнёров

 

 

Каждую неделю мы проводим планёрки, обсуждаем самые острые проблемы и источники, с которыми наша жизнь складывается проблематично. Источники, которые не вызывают у нас сложностей, по умолчанию признаются доверенными. Им мы планируем предоставить полную свободу, скорее даже режим постмодерации. Вычитка нужна большому, но всё же ограниченному количеству сомнительных партнёров.

Критерии качества, по которым мы будем оценивать материалы, прописываются достаточно легко. Копипасты из «Википедии» могут присутствовать только в качестве врезов. Фотографии в материале должны использоваться с соблюдением авторских прав. Не должно быть никакой платной регистрации, капчи и прочих препятствий. Не должно быть призывов нарушать закон и т. д. В общем, там будет с десяток пунктов по требованию качества, но что касается интересности — над этим мы сейчас думаем. Эти критерии формулировать гораздо сложнее, но есть один железобетонный — редакция «Рамблера» формирует Главную страницу, исходя из своего понимания прекрасного. Если редакция сочла это интересным — это интересно, если нет — значит, для Главной «Рамблера» это неинтересно.

2013 — год «Рамблера»: Как рекомендации изменили российские медиа. Изображение № 10.

Когда мы придумали эту площадку, мы думали, что все и так знают, как себя вести — оказалось, что нет

2013 — год «Рамблера»: Как рекомендации изменили российские медиа. Изображение № 11.

2013 — год «Рамблера»: Как рекомендации изменили российские медиа. Изображение № 12.

 

Вот мы с вами живём и не помним наизусть все эти статьи административных и уголовных кодексов. Мы просто знаем, что на красный свет не надо переходить дорогу, людей нельзя убивать, в церкви нельзя танцевать. Мы хотим сделать такие доступные правила, чтобы любой новичок мог посмотреть на них, понять, что они полностью соотносятся с общепринятыми, а потом закрыть и забыть. Все эти правила — преграды на пути недобросовестных людей. А наша цель — таких людей отсеивать. Думаю, уже через полгода мы перестанем работать с партнёрами, с которыми работать не хотим.

Когда мы придумали эту площадку, то не планировали превращаться в какой-то институт благородных девиц и рассказывать всем, как себя вести. Мы думали, что все и так знают про то, какими бывают форматы листингов, для чего нужен контекст, какой заголовок будет интереснее, какая фотография лучше. Но оказалось, что нет. И в тот момент, когда коллеги по индустрии стали использовать наши форматы и говорить: «Ребята, мы теперь делаем вот так, и это круто работает!», тогда нас постигло осознание того, что мы неосознанно сделали что-то хорошее. Поэтому теперь мы будем двигаться дальше — пытаться учить людей уже более осознанно. Вдруг что хорошее из этого получится.

Фотографии: Сергей Иванютин

  

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.