Views Comments Previous Next Search
Как технологии лишают миллионы людей родной письменности — Интернет на Look At Me

ИнтернетКак технологии лишают миллионы людей родной письменности

Дискриминация арабского, урду и японского в цифровой среде

Сегодня гегемония некоторых языков воспринимается почти как должное. Look At Me собрал три примера дискриминации языков в цифровой среде: интернет вытесняет урду, японский китаизируется в юникоде, а на арабском невозможно программировать.

 

Как интернет убивает урду

Как технологии лишают миллионы людей родной письменности. Изображение № 2.

Урду — индоевропейский язык индоарийской группы

Родственные языки: хинди, панджаби, европейско-цыганский

Число носителей: более 100 миллионов человек

Письменность: арабский алфавит с использованием почерка nastaliq

Год назад американский писатель пакистанского происхождения Али Этераз написал открытое письмо производителям смартфонов с просьбой разработать раскладку, адекватно передающую язык урду. По средним подсчетам в Индии и Пакистане на этом языке разговаривают более ста миллионов человек, а в Пакистане он и вовсе признан официальным.

Чтобы набирать тексты на компьютере, носители урду традиционно используют шрифт nastaliq, который во многом копирует человеческий почерк. Но в интернете для текстов, написанных на урду, в качестве основного используется совсем другой шрифт — naskh. В первую очередь им пользуются те, кто пишет на арабском, то есть у этого шрифта другое происхождение, а как следствие — в нём на 11 букв меньше, чем в урду. Но naskh, в отличие от изощренного nastaliq, довольно приземистый и угловатый. Его оказалось намного проще кодировать: в нём нет сильных амплитудных различий и каллиграфических движений по диагонали. Из-за удобства использования naskh вытесняет nastaliq чуть ли не повсеместно: вот уже и компания BBC-Urdu вместе с радиостанцией Urdu Voice of America используют на своих сайтах именно его. Даже когда департамент информационных технологий индийского правительства выпустил приложения с клавиатурой для урду, в нем оказалось 12 вариантов для naskh и лишь один вариант для nastaliq.

Чтобы не использовать naskh, газета Jang Urdu стала выкладывать тексты в виде картинок

Как технологии лишают миллионы людей родной письменности. Изображение № 3.

Многим носителям языка было нелегко смириться с таким поворотом дела. Им казалось, что их язык выдавливался из сетевого пространства. Появилось целое контрдвижение: например, чтобы не использовать naskh, сетевая газета Jang Urdu стала выкладывать тексты в виде картинок. Многие пользователи Facebook начали постить текстовые сообщения в виде картинок, чтобы иметь возможность пользоваться тем шрифтом, который считают для себя родным. Некоторые даже стали романтизировать эти особенности коммуникации, но, наверное, трудно не почувствовать себя гражданином второго цифрового класса, если спасать культурное наследие приходится таким образом.

Али Этераз в своем письме просит представить себе ситуацию, когда людям приходится отказаться от шрифта, который они использовали на протяжении нескольких веков. Что это был тот самый шрифт, который еще на письме использовали авторы, подобные Шекспиру. Что теперь всем детям в школе придется переучиваться писать по-новому, а всем государственным организациям — менять свой документооборот. И что всем тем, кому это не понравилось, предлагают писать на Braggadocio или вообще перейти на китайские иероглифы.

Применительно к урду под «китайскими иероглифами» подразумевается латинский шрифт. Действительно, постепенно в Индии и Пакистане развивается еще одна тенденция: из-за неприятия naskh люди стали транслитерировать урду на латинице. Этот новый гибридный язык еще мало стандартизирован, и каждый вынужден придумывать его заново. Одна из причин его популярности — гегемония латинского алфавита в мире. В Индонезии и Турции это поняли довольно давно, и еще в 1928 году поменяли алфавит на латинский с некоторыми добавочными буквами или засечками. Тогда решения принимались под давлением просвещённых диктаторов, а сегодня урду вынужден меняться из-за трудностей, которые не готова преодолеть Кремниевая долина.

Али Этерез пишет, что еще одна причина, по которой люди отказываются использовать naskh, — их искренняя культурная ненависть к этому шрифту. Ведь у всей этой истории, конечно, есть еще и геополитическое измерение. Naskh обладает явной связью с арабским миром: это популярный шрифт, который используют многие пишущие на арабском языке. И те, кто отстаивает свое право на nastaliq, также борются и с арабизацией южной Азии.

 

Как пытаются программировать
на арабском

Арабский язык — афразийский семитский язык

Родственные языки: амхарский, иврит, мальтийский

Число носителей: около 300 миллионов человек

 

Гегемонию латинского алфавита в современном мире критикует и проект бруклинского художника ливанского происхождения Рэмси Нассера. Попытки сделать программирование возможным на арабском языке уже несколько раз заканчивались полной неудачей. Нассер решил еще раз проверить, возможно ли сегодня писать код не на американском английском. Сначала для этого он просто перевел язык программирования Ruby на арабский, а потом выделил слова разными цветами, чтобы их синтаксис больше напоминал компьютерные программы. В то время проект назывался «Саладин» — по имени мусульманского лидера XII века. Позже один из друзей Нассера указал ему на то, что Саладин по происхождению был курдом и что не очень корректно называть его именем проект об арабском коде. Тогда Нассер дал ему новое название: «Сердце: язык программирования».

Центральной идеей Нассера были не красивые картинки. В первую очередь он хотел создать язык программирования на арабском, который будет работать. Большинство его попыток на разных платформах заканчивались провалом, а то, чем он занимался, всё больше походило на какой-то затяжной перформанс. Но в конце концов ему удалось создать одну программу, которую до сих пор можно использовать.

Нассер говорит, что у арабов очень сильна каллиграфическая традиция, а у программистов есть похожее страстное отношение к их коду. Для завершения проекта Нассер решил найти какой-то художественный образ, объединяющий эти два языка. Им стала последовательность чисел Фибоначчи — это задача, которую решают все начинающие программисты, чтобы научиться рекурсии. Нассер сделал закольцованную каллиграфическую работу, которая стала переводом этой задачи на арабский. Во время ее создания он первый раз в жизни работал с мозаичной каллиграфией. В дневнике проекта Нассер признается, что этот кропотливый ремесленный процесс вполне сравним с тем трудом, который он вложил во все  свои попытки заставить программирование всё-таки заработать на арабском.

 

Почему японский китаизируется
в юникоде

Как технологии лишают миллионы людей родной письменности. Изображение № 4.

Японский язык — генезис не определен

Родственные языки: рюкюские

Число носителей: 140 миллионов человек

 

Сложности с японской письменностью начались еще задолго до появления юникода. После Второй мировой войны этот язык подвергся жесткой стандартизации и упрощению под давлением министерства культуры Японии, выпускавшего списки разрешенных иероглифов. Но можно сказать, что с приходом юникода упрощение японского вышло на новый уровень.

Идеального варианта, о котором многие мечтали, — что в юникоде будут отдельные символы для отображения традиционных китайских иероглифов, упрощенных китайских иероглифов, а также японских и корейских, — не вышло. У юникода быстро закончились единичные кодовые значения, и поэтому все эти языки решили объединить на основе китайского. Медиаисследователь Финн Брантон из Университета Нью-Йорка комментирует это так: «Можно сказать, что здесь столкнулись подходы к делу в двух разных культурах. Но в результате этого столкновения люди, которым как раз пришлось в дальнейшем пользоваться юникодом, поняли, что всё просто решили без них». Только в 2012 году с помощью платформы Google Noto разработали кодовый пакет иероглифов для японского языка.

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.