Это нормально: Как относиться к новому сериалу о геях с детьми

6426862
НаписалДаниил Трабун21 сентября 2012

Мнение кинокритика Геннадия Устияна и краткая история гомосексуализма на телевидении

Авторы сериалов, стартовавших этой осенью, всячески стараются возмутить публику. Что ни сериал в этом году, то острая тема: маньяк, создающий секту в соцсетях, американские военные, которых бросает на произвол судьбы США и тема, которую в России с недавних пор обсуждать опасно, — ситком о геях, нанявших суррогатную мать. Геннадий Устиян посмотрел первые серии «Новой нормы» и вспомнил эволюцию гей-темы на телевидении.

 

 

Это нормально: Как относиться к новому сериалу о геях с детьми. Изображение №1.

Геннадий Устиян

 

Наши соотечественники, привыкшие к консюмеристскому покою нулевых и последние месяцы умоляющие друзей в соцсетях протестовать поаккуратнее, чтобы не раскалывать общество, совсем забыли, что демократия и состоит в расколе общества между консерваторами и либералами. А так как на медийном поле лучше говорить о вещах, понятных народу, битва ведется в сфере, которая на первый взгляд кажется неполитической: с кем положено спать, а с кем нет, на основании того, как к половой жизни людей относился Иисус. Этот странный интерес к интимной сфере граждан за

последние месяцы стал невероятно актуальным в России после принятия закона о пропаганде гомосексуализма в Петербурге, где, насколько я понимаю, американский сериал «Новая норма» о гей-паре предадут анафеме, как Мадонну.

Сразу стоит сказать, почему не стоит смотреть «Новую норму», премьера которой состоялась на канале NBC в середине сентября. Сериал просто пока не складывается. Видно, что соавтор Райан Мёрфи, открытый гей, кстати (другой соавтор — Эллисон Адлер — лесбиянка с двумя детьми), сделавший суперпопулярный сериал «Хор» и работающий сейчас над вторым сезоном роскошной «Американской истории ужасов», просто не додумал хорошую идею. Будущие отцы-геи Дэвид (Джастин Барта) и Брайан (Эндрю Рэннеллс) — ходячие гей-клише по отдельности и плохо соотносятся друг с другом как пара. Шопоголик Брайан, капризно размахивая ручками, решает завести ребенка, потому что «в нашем доме не хватает только детских вещей. И детей, которые бы эти вещи носили». В этот момент все геи, выстрадавшие годами решение завести ребенка, мысленно желают ему смерти. Спор консерваторов с либералами о том, что есть норма, проходит будто в разных вселенных. Диалога нет, сюжетные линии хаотичны, но это можно списать на сырость первых серий — когда я писал статью, вышли всего три.

И все же «Новую норму» обсуждают больше, чем новый сериал о телевизионной кухне, написанный оскароносным сценаристом Аароном Соркиным, или новые приключения Шерлока Холмса, в которых доктора Ватсона играет Люси Лью. Дело не в качестве шоу, а в том, что он снят на обсуждаемую обществом тему. «Новой норме» удалось раздуть полемику еще до премьеры — телестанции в мормонском штате Юта отказались ее транслировать. Видите, геев не любят не только питерские законотворцы.

Актерский состав «Новой нормы». Слева направо: Эллен Баркин в роли консервативной бабушки, Брайан (Эндрю Рэннеллс), суррогатная мать Голди (Джорджия Кинг), ее дочка-гик Шэнайя (Биб Вуд) Дэвид (Джастин Барта). Изображение №2.Актерский состав «Новой нормы». Слева направо: Эллен Баркин в роли консервативной бабушки, Брайан (Эндрю Рэннеллс), суррогатная мать Голди (Джорджия Кинг), ее дочка-гик Шэнайя (Биб Вуд) Дэвид (Джастин Барта)

На самом деле, конечно, «Новая норма» — не совсем сериал о гей-семье. Это история о матери-одиночке Голди (Джорджия Кинг) с мифического для нас Среднего Запада, страны «белого мусора» и последних ковбоев. Голди приехала в прогрессивный Лос-Анджелес и не смогла придумать лучшего способа заработать на будущую адвокатскую практику, кроме как родить за деньги. Голди — милая девушка, на вопрос, не смущает ли ее, что она выносит ребенка для гей-пары, отвечает: «Главное — это любовь» и другие трогательные провинциальные банальности. Получается, что в сериале почти все герои мимимишечные, толерантные, политкорректные и хотят мира во всем мире. Кроме одного — бабушки Голди, по-настоящему единственного здесь интересного персонажа в исполнении Эллен Баркин. Бывшая красавица Джейн Форрест не хочет никаких либеральных ценностей, она привыкла по-старинке, но так как она единственная в сериале женщина старше сорока, получается не столько общественный диспут, сколько поколенческий разрыв — гляньте, старые люди опять не принимают ничего нового.

Так можно сказать и о консерваторах в нашей стране — у большинства политиков возраст пика сексуальной активности давно позади, а власть выбирают активно голосующие бабушки, которые последний раз занимались сексом в 70-х годах прошлого века в лучшем случае. Получается, что решение о том, кому с кем можно заниматься сексом, а кому — нет, часто принимают люди, которые могут о нем только поговорить.

 

Сами гетеросексуалы настолько увлеклись показом на телевидении и в кино традиционной семьи как рассадника чего угодно, только не семейных ценностей — разводы, измены, инцест, рукоприкладство, что вдруг появившаяся гей-«ячейка» с ее рюшечками и ми-ми-ми кажется чуть ли не альтернативой

 

Конечно, я утрирую, и в «Новой норме» речь идет даже не о гомосексуализме как таковом, а о том, хорошо ли ребенку иметь вместо мамы и папы папу и папу или маму и маму. «Какая разница? Лишь бы ребенок вырос в любви», — воскликнет вслед за главной героиней Голди передовой читатель Look At Me. В общем, действительно, наверное, никакой, но иногда гетеросексуальному большинству признать это равенство, нарушающее представления о традиции, семье и репродуктивной функции, сложно. Геи, которые ходят по клубам и размахивают раз в год флагами на демонстрациях, — это одно. Геи, которые приходят забирать друга вашего сына из детсада, — совсем другое дело. У гетеросексуалов вскипает мозг, и сама Эллен Баркин в интервью обращает внимание на то, что ее героиня — не просто вылезшая из пещеры старуха с затуманенным от гомофобии взглядом. Она просто не хочет, чтобы «это» происходило в ее жизни. Консерваторы (то есть люди, которые по христианским заповедям должны жениться на девственницах и заниматься сексом только с ними до конца своих дней) открыто говорят: «Геи десятилетиями просили оставить их в покое. Политкорректное общество сделало все, чтобы это случилось. Теперь геи не только посягают на традиционно гетеросексуальный институт — семью, но и показывают об этом сериалы на общенациональном телеканале». Это уже называется не «Оставьте нас в покое», а «Отдайте нам свое».

Собственно, благодаря этой дискуссии останется в истории «Новая норма», а не из-за качества актерской игры или смешных шуток. В конце концов, по-настоящему смешную суррогатную мать сыграла еще в 2004-м Анна Фэрис в комедийном сериале «Друзья», а «Уилл и Грейс» считается первым сериалом, который примирил массовую телеаудиторию с геями.

Недавно одна моя подружка, путешествуя по Европе, заехала на известный гей-курорт и оттуда написала в фейсбуке: «Smart used to be the new sexy. Gay is the new normal now». Конечно, она не имела в виду, что срочно решила бросить своего парня и завести семью с женщиной. Просто образ жизни геев настолько прочно укоренился в поп-культуре и вокруг нас, что он больше не несет никакой угрозы или новизны. Сколько бы ни говорили, что геев в России притесняют, все же злополучную советскую статью за мужеложество не вернули, а Путин принимает открытую лесбиянку Машу Гессен и призывает ее вернуться на должность главреда. В последнее время геи в своем желании полного равенства настолько проели обществу плешь своим стремлением создать официальные или свободные семьи, что стали выглядеть более консервативными, чем гетеросексуалы. И что сейчас происходит с оплотом общества — традиционной гетеросексуальной семьей? Половина нынешних браков заканчивается разводом. Число людей, которые совсем не планируют вступать в брак, растет. И если вспомнить, что в Америке, например, межрасовые браки были разрешены только в 1967 году (всего 45 лет назад, между мужчиной и женщиной!), то аргументов против гей-браков на Западе с его железобетонным признанием прав личности почти не остается. В России до этого далеко, ну так России далеко до Запада и в других сферах.
С концепцией «Gay is the new normal now», правда, есть одна проблема. Сами гетеросексуалы настолько увлеклись показом на телевидении и в кино традиционной семьи как рассадника чего угодно, только не семейных ценностей — разводы, измены, инцест, рукоприкладство, плохое обращение с детьми, убийство супруга ради наследства, просто браки по расчету, что вдруг появившаяся гей-«ячейка» с ее рюшечками и ми-ми-ми кажется чуть ли не альтернативой. А ведь Райан Мёрфи сам в «Американской истории ужасов» показал, что гей-семья, возможно, даже больший ад, чем гетеросексуальная.

Конечно, сериал о геях с детьми появился не на пустом месте. Голливуд, а позже и телевидение готовили зрителей к тому, что им придется смириться с геями на экране. Сценаристы, режиссеры и продюсеры-геи протаскивали героев-гомосексуалистов даже в суровые времена кодекса Хейса — поначалу так, что их замечали только посвященные.

 

Краткая сериальная гей-история за последние сорок лет выглядит так:

1973 В первом реалити-шоу «Американская семейка», шедшем один сезон с периодичностью раз в неделю, сын главной героини Лэнс Лауд сделал себе камин-аут в прямом эфире (а дочь перед камерой потребовала развода у мужа). Страна, в которой гомосексуализм еще недавно лечили электрошоком, вздрогнула.

1977 В пародии на романтические сериалы «Мыло» молодой Билли Кристал сыграл гея по имени Джоди. Религиозные организации заявили протест, но шоу продержалось четыре года, а Кристал стал знаменитым комиком и неоднократно вел церемонии присуждения «Оскара».

1989 В сериале «Тридцатилетние» (1987–1991) впервые американской телепублике показали двух мужчин, лежащих в кровати после секса. Возмущенные рекламодатели сняли рекламу.

1997 Серию шоу «Эллен», в которой актриса Эллен Дедженерес на всю страну объявила себя лесбиянкой, посмотрели 42 миллиона американцев. Этот вечер считается переломным моментом в истории показа геев на ТВ.

1998 «Уилл и Грейс» стал первым полноценным сериалом о геях, вернее, об адвокате-гее и его лучшей подруге. Шел целых восемь лет и получил шестнадцать наград «Эмми».

1999 и 2000–2005 Оригинальный британский Queer As Folk (самый популярный перевод — «Близкие друзья») продлился всего десять серий, зато вышедшая в 2000-м американская одноименная версия продержалась пять сезонов, став единственным на тот момент популярным сериалом, в котором большинство героев были геями.

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.