Views Comments Previous Next Search
Кинокритики о 66-м 
Каннском кинофестивале — Мнение на Look At Me

Мнение

Кинокритики о 66-м
Каннском кинофестивале

Лучшие и худшие фильмы прошедшего фестиваля по мнению очевидцев-профессионалов

В это воскресенье в Каннах завершился 66-й Международный кинофестиваль. Мы пристально следили за его главными событиями, а теперь подводим итоги.

Материал подготовили: Анна Сотникова, Олег Баранов

 

Для этого мы попросили пятерых кинокритиков из раличных изданий (от MUBI до Cahiers du Cinéma) поделиться личными впечатлениями. 

 

Кинокритики о 66-м 
Каннском кинофестивале. Изображение № 1.

АДАМ КУК

редактор MUBI

 

 

Джеймс Грей со своей «Иммигранткой» попал мне в самое сердце — общая, классическая красота и редкая элегантность формы делают этот фильм не похожим ни на что из того, что показали в Каннах. Каждый кадр, даже пропав с экрана, продолжает резонировать где-то внутри.

А вот «Только бог простит» — фильм породы худших на свете: ужасный, но уверенный в своей безупречности. Образы, тщательно выстроенные Рефном, существуют только ради самих себя и совершенно не складываются в фильм.




  

Кинокритики о 66-м 
Каннском кинофестивале. Изображение № 2.

БОРИС НЕЛЕПО

кинокритик и консультант
фестиваля в Локарно

 

 

Любимые — Джим Джармуш и Джеймс Грэй — два фильма, которые хотелось по окончании увидеть снова как можно скорее. Нелюбимые — все остальные в конкурсе (за редкими исключениями вроде Миике и Харуна), плюс «Ублюдки» Клер Дени в «Особом взгляде». В принципе, «Ублюдки» по соотношению ожиданий и результата — худший фильм фестиваля для меня. Клер Дени надо не в кинотеатре показывать, а закольцовывать и вешать на стену в галерее современного искусства. «Выживут только любовники» Джармуша и «Иммигрантка» Грэя выбиваются из конкурса по той причине, что это единственные фильмы, которые не занимаются традиционным повествованием и психологизмом, а работают с формой и возможностями режиссуры.




  

Кинокритики о 66-м 
Каннском кинофестивале. Изображение № 3.

АНТОН ДОЛИН

кинокритик

 

 

Отличный был фестиваль. Разумеется, не без нудежа окружающих — мол, «слабая в этом году программа». Но за пятнадцать лет не припомню ни одного раза, чтобы эти стоны не слышались. Причина, на самом деле, элементарна, Канны — это непрекращающийся стресс (очереди, дождь, перманентный недосып, эмоциональная и информационная перегрузка и т.д.). Ну, об этом неинтересно. Хотя забавный пример: в последний вечер, уже после награждения, ужинал с интеллектуальными критиками из США и Австрии – так они, в отличие от ликовавших французов, англичан и многих русских, были страшно недовольны результатами, объясняли, что «Жизнь Адели» Абделя Кешиша — фальшивое барахло, а награждать надо было «Небраску» Александра Пейна. По мне, так наоборот, то есть, Спилберг все решил правильно.

Распределение призов, мне кажется, близко к идеальному. То есть, будь я Спилберг, раздал бы иначе, однако объединение столь разных картин в одну, так сказать, картину мира – свидетельство ума и широты взглядов. Даже награждение Амата Эскаланте – концептуальный и сильный жест (и сам фильм, многих взбесивший, тоже концептуальный и сильный, хоть и несовершенный). А два главных приза просто безупречны: «Жизнь Адели» — новаторское чувственное европейское кино, «Внутри Льюина Дэвиса» — дань благородной, уже неоклассической американской традиции. Два, возможно, лучших фильма конкурса.

Посчитал и понял с немалым удивлением, что из примерно полусотни просмотренных фильмов получил сильные позитивные эмоции от десяти, что непривычно много. Без комментариев и пояснений просто перечислю: 1) «Жизнь Адели» Абделлатифа Кешиша, 2) «Выживут только любовники» Джима Джармуша, 3) «Внутри Льюина Дэвиса» братьев Коэнов, 4) «Великая красота» Паоло Соррентино, 5) «Печать греха» Цзя Чжанке, 6) «Каков отец, таков и сын» Хирокадзу Коре-эда, 7) «За канделябрами» Стивена Содерберга, 8) «Венера в мехах» Романа Поланского, 9) «Танец реальности» Алехандро Ходоровского (и примыкающая к нему документалка «Дюна Ходоровского»), 10) «Последний из нечестивых» Клода Ланцмана. И это не считая попросту хороших картин, тронувших чуть меньше, но все равно интересных для анализа: «Боргман» Алекса Ван Вармердама, «Молода & прекрасна» Франсуа Озона, «Эли» Амата Эскаланте, «Только бог простит» Николаса Виндинга Рефна, «Соломенный щит» Такаси Миике, «Конгресс» Ари Фольмана, «Торе Танц» и «La Jaula De Oro» — два дебюта из «Особого взгляда»… Прекрасный улов. Чего еще желать?

Взбесили, в общем, только три картины, все три – из «Особого взгляда»: любимец «Санденса» Райан Гуглер со слащавой доку-драмой «Fruitvale station», спонсируемый леваками-европейцами палестинец Хани Абу-Ассад с фальшивой антиизраильской агиткой «Омар» и любимица французских критиков и интернациональных интеллектуалов Клер Дени с невыносимо-схематичным и претенциозным триллером «Ублюдки», где несовершеннолетних девочек насилуют жареной кукурузой. Ну и пусть себе живут, со своими особыми взглядами: есть у них поклонники, и славно.

  

Кинокритики о 66-м 
Каннском кинофестивале. Изображение № 4.

КАМИЛА МАМАДНАЗАРБЕКОВА

кинокритик

 

 

Открытием фестиваля стала Адель Экзархопулос из получившего главный приз фильма Абделя Кешиша «Жизнь Адели». Виртуозный монтаж сверхкрупных планов и абсолютное единение режиссера и двух актрис, которые перед камерой идут на все (то есть вообще на все), поражают в этом фильме. После этой необходимой оговорки отмечу остальное.

Сперва — о приятном. Сестра Карлы Бруни и наследница одного из крупнейших состояний северной Италии актриса и режиссер Валерия Бруни-Тедески сняла терапевтическую комедию а-ля «Вишневый сад» с собой и своим молодым бойфрендом Луи Гаррелем в главных ролях. Оба разыграли фильм про себя и смело смеются над своими неврозами. При виде стареющего режиссера, которому сын приводит показать свою зрелую возлюбленную, синефильская публика вспоминает отца Луи Филиппа Гарреля, а при виде театрального авангардиста, который заставляет актера позировать в женском платье, – канадского вундеркинда Ксавье Долана. «Замок в Италии» можно было бы принять за французский междусобойчик, если бы он не был так хорошо написан, смешно снят и не выходил на универсальные обощения о закате бобо – так во Франции называют boheme bourgeois. Сценаристом выступила Ноэми Львовски, которая знает толк в стареющих актрисах на грани нервного срыва (как мы видели в показанном прошлым летом в Локарно ее собственном фильме «Камий заново»).

Другой достойный француз в конкурсе – Арно Деплешан. «Джимми П. Психоанализ равнинного индейца» снят на английском языке в Америке. Бенисио Дель Торо играет индейца из племени блэкфут, который получил травму головы во время Второй Мировой, а Матье Амальрик – эксцентричного антрополога, пытающегося излечить его с помощью психоанализа. История о том, как румын, притворяющийся французом, победил с помощью культуры болезнь индейца, живущего как белый американец, построена на диалогах, актерском обаянии и интерпретации снов через верования коренных народов Америки. Все диалоги – из книги прототипа героя Амальрика Жоржа Деврё, которого долго не признавали в научном сообществе, но потом Леви-Стросс таки пригласил-таки его во французскую академию.

Если говорить о разочарованиях, то это, в первую очередь, «Михаэль Колхаас». Арно Депалье сделал из Мадса Миккельса Жанну д’Арк, перенеся действие пьесы Кляйста про вбунтовавшегося против насилия государства над человеком лошадника в средневековую Францию. Большим испытанием были и утонченные картины Хирокадзу Корээды и Цзя Чжанке. В первом случае это два часа снятых длинными планами неспешных разговоров про перепутанных в роддоме младенцев. Во втором — бодрый пролог с перестрелкой (у медитативного Цзя!) продожает вдалбливание прописных марксистских максим: в Китае все приличные мужчины работают на заводе, а все женщины — в секс-индустрии, поколениями продолжая замкнутый круг эксплуатации экономической, эмоциональной и сексуальной.

  

Кинокритики о 66-м 
Каннском кинофестивале. Изображение № 5.

ФРЕДЕРИК МЕРСЬЕ

кинокритик,
контрибьютор Cahiers du Cinéma

 

 

«Жизнь Адели» — это такое достижение французского натурализма, по сравнению с которым все остальные французские натуралисты на сегодняшний день кажутся школьниками. Кешиш снял идеальный фильм о желании и долге — снял как моралист, и ему удалось — возможно, первому — использовать сексуальные сцены в фильме, не поставив зрителя в положение вуайериста. Эта «Пальмовая ветвь» — результат фестиваля под знаком ретроспективы, подведения итогов. Кроме Кешиша, награды заслуживают Джармуш и Полански, которым удалось переизобрести себя и найти новый взгляд, иногда слишком критичный и полный насмешки над своим кино и теми системами, что им удалось изобрести. Два старых мастера, которые снимают кино о том, как разрушается их собственный стиль. Но если всё это довольно предсказуемо, то успех «Эли» (примера авторского кино от серого и церемонного режиссёра) — приз за режиссуру — объяснить сложно. Ещё один из множества учеников Ханеке, который путает кино и лабораторные эксперименты, резкость со зрителем и пытки — как, скажем, Зайдль. Эти кинематографисты на наших глазах изобрели новый жанр: авторское снафф-кино.

  

 

 

КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ-2013
НА LOOK AT ME

 

Кинокритики о 66-м 
Каннском кинофестивале. Изображение № 6.

 
Чего ждать от 66-го Каннского кинофестиваля

Кинокритики о 66-м 
Каннском кинофестивале. Изображение № 7.

 
Репортаж с Каннского кинофестиваля, часть 1

Кинокритики о 66-м 
Каннском кинофестивале. Изображение № 8.

 
Репортаж с Каннского кинофестиваля, часть 2
 

Кинокритики о 66-м 
Каннском кинофестивале. Изображение № 9.

 
Репортаж с Каннского кинофестиваля, часть 3

Кинокритики о 66-м 
Каннском кинофестивале. Изображение № 10.

 
Репортаж с Каннского кинофестиваля, часть 4

Кинокритики о 66-м 
Каннском кинофестивале. Изображение № 11.

 
Репортаж с Каннского кинофестиваля, церемония награждения

 

 

Icon image via Shutterstock

 

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.