Views Comments Previous Next Search
2013 — год новых сюжетов: Главный фильм года
не нужно смотреть — Мнение на Look At Me

Мнение2013 — год новых сюжетов: Главный фильм года
не нужно смотреть

«Нимфоманка» как главное произведение, которое никто не видел

2013 — год новых сюжетов: Главный фильм года
не нужно смотреть. Изображение № 1.

Текст
Максим Сухагузов

Подводим итоги года. В 2013 году все окончательно устали от кино, а Ларс фон Триер даже громко высказался на этот счёт: промокампания его «Нимфоманки» явно громче будущей премьеры. Сам фильм, кажется, Триера не волнует — монтаж он отдал продюсерам. Пока возмущённые кинокритики гадают, что случилось с Ларсом Фон Триером, Максим Сухагузов специально для Look At Me объясняет, почему главным фильмом года стала картина, которую никто не видел.

2013 — год новых сюжетов: Главный фильм года
не нужно смотреть. Изображение № 2.

2013 — год новых сюжетов: Главный фильм года
не нужно смотреть. Изображение № 3.

2013 — год новых сюжетов: Главный фильм года
не нужно смотреть. Изображение № 4.

25 декабря в одном из кинотеатров Копенгагена Ларс фон Триер вместе другими зрителями впервые увидит отредактированную прокатную версию своей «Нимфоманки». Дело в том, что датский режиссёр-компилятор самолично отдал свой пятичасовой проект товарищам-продюсерам с монтажными ножницами наготове — те вырезали из фильма почти 90 минут материала и разделили картину на две серии. С одной стороны ясно, что это просто очередной постмодернистский выпад гения-провокатора, который на протяжении всей карьеры выкидывает подобные коленца — то отказывается от идеи киноавторства, то монтирует фильм при помощи генератора случайных чисел (тут ещё нужно разобраться, кто лучше монтирует — генератор или продюсеры).

С другой стороны, как не относись к Ларсу фон Триеру, каждый его шаг становится важным контркультурным высказыванием, всегда к месту и ко времени, жёстким комментарием к общему положению дел и духу времени. Собственно, это превращает фон Триера из простого пижона и сумасброда из Дании в важного вестника современной европейской культуры (пускай и с шарлатанской ухмылкой). Поэтому сейчас так любопытно разобраться, что вообще фон Триер хочет сказать этой своей новой выходкой. Тем более что сам режиссёр в прямом смысле заклеил себе рот и отказался от публичных высказываний, комментариев и интервью.

Конечно, на первый взгляд это полное безобразие — продюсеры режут фильм без права последнего слова режиссёра. Со стороны фон Триера это такой поступок Медеи, которая убивает собственных детей (неслучайно в его фильмографии имеется постановка «Медеи»). Однако он уже не первую картину работает с этими людьми, продюсеры Петер Ольбек Енсен и Марианна Слот являются давними приятелями Ларса. Поэтому очевидно, что это спланированная акция режиссёра и его партнёров по продвижению фильма.

 

Вообще, вокруг «Нимфоманки» возведена такая пиар-кампания, что она уже воспринимается прямым продолжением художественного замысла фильма, почти такой же важной, как сама картина. То есть если пользоваться секс-терминами («Нимфоманка» вроде как обещает быть порнодрамой) — прелюдия также важна, как и сам акт. Как тут не углядеть прямое высказывание о современном состоянии кино и широкого проката, где само кино всё больше выносится за рамки экрана, а акт искусства перемешивается с маркетингом. Вот поэтому мы любим «Нимфоманку» Ларса фон Триера ещё до её премьеры, толпами постим трейлер, засматриваем до дыр каждый кадр и отрывок из фильма — эта важная часть современного кинопроцесса. Ведь современный зритель практически лишён возможности ничего не знать о фильме до просмотра — нас обвешивают информацией о фильме, картинками, спойлерами, кучей трейлеров и отрывков, из которых можно по кусочкам буквально собрать весь фильм. Нас приучают к тому, чтобы любить фильм ещё до его просмотра.

В итоге получается так, что при просмотре кино ты всё уже знаешь про него заранее — дай бог какой-нибудь один неожиданный поворот в конце будет. Фильм создаётся у зрителей в голове ещё до того, как в зале погаснет свет. Конечно, самое печальное, когда фильм на экране окажется гораздо хуже того, который ты уже сложил у себя в голове за просмотром роликов и спойлеров. Вот отечественные зрители пятнадцать лет ждали «Трудно быть богом» Алексея Германа — уже такое у себя в голове накрутили, что, как после этого смотреть сам фильм, решительно непонятно. Вдруг в кино всё не так будет.

2013 — год новых сюжетов: Главный фильм года
не нужно смотреть. Изображение № 7.

2013 — год новых сюжетов: Главный фильм года
не нужно смотреть. Изображение № 8.

2013 — год новых сюжетов: Главный фильм года
не нужно смотреть. Изображение № 9.

 

По сути, в том, что фон Триер без оглядки отказался от режиссёрского монтажа «Нимфоманки», легко можно углядеть желание режиссёра хоть немного освободиться от своего авторского присутствия в кадре, хотя бы на миг притвориться сторонним наблюдателем своего кино и простым зрителем. Это шаг к тому, что в современном театре называется «ноль позицией» — автор всеми силами старается максимально не вмешиваться в ткань произведения. Как любой режиссёр-старожил фон Триер испытывает некоторую усталость от заранее сформулированных правил кино и каждый раз пытается перепридумать кино для себя заново. Такие творческие забавы укладываются в прошлые концепции режиссёра отказа от авторства — в той же «Догме 95», где он и его подельники отказывались от имени режиссёра в титрах и излишней публичности. Возможно, это большой жирный плюс Ларса фон Триера в пользу теории о смерти автора в современном авторском кино, о которой сейчас многие судачат. А может, он просто хотел сделать себе подарок на Рождество — прийти в кинотеатр, сесть в уютное кресло и посмотреть хорошую пятичасовую порнодраму со своими любимыми актёрами. Вроде как сам всё снимал — за качество можно не переживать, но как будто чужой фильм смотришь.

  

Рассказать друзьям
9 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.