Views Comments Previous Next Search
Как арт-группа Doping-Pong выиграла суд у «Первого канала» — Мнение на Look At Me

МнениеКак арт-группа Doping-Pong выиграла суд у «Первого канала»

«Нашу картину «Салют» воруют каждый месяц»

Не так давно художник Дмитрий Мишенин, создатель арт-группы Doping-Pong обнаружил, что его работу незаконно используют на Первом канале. Решив разобраться с ситуацией, он столкнулся с бюрократией и недобросовестностью чиновников и деятелей телевидения. Мы публикуем его рассказ о том, как он боролся за свои права и, как ни странно, отстоял их. 

 

Как арт-группа Doping-Pong выиграла суд у «Первого канала». Изображение № 1.

 

Дмитрий Мишенин

Cоздатель арт-группы Doping-Pong

www.dopingpong.info

История с Первым каналом началась в сентябре 2013 года. С утра я получил письмо от своего старшего товарища, кинорежиссёра Славы Цукермана, создателя фильма «Жидкое небо». Слава сообщил, как он рад видеть моё искусство на Первом канале — наконец-то я стал публично признанным артистом. Я удивился, включил телевизор и действительно увидел там картину «Салют» в рекламной заставке серии передач Первого канала. Как же так получилось?

Картина «Салют», созданная моей арт-группой Doping-Pong, — чемпион по краже в стране. Её воруют каждый месяц с момента создания в 2004 году. У меня появились подозрения: а не столкнулся ли я с новой кражей? Это казалось маловероятным. Воровала и крупная кондитерская фабрика, и сеть известных спортивных клубов, и молочный завод, и нечистоплотные продюсеры, но всё это были всегда частные компании и лица. Того, что государственный канал взял мою картину без спроса, я, если честно, и представить не мог, поэтому первой мыслью было связаться с ним и сообщить о допущенной ошибке.

Я написал на Первый канал письмо. Думал, они просто извинятся, а в следующий раз будут спрашивать у автора разрешения для использования его работ в заставках коммерческих программ. Но я не получил никакого ответа. В октябре 2013 года мой адвокат написал Первому официальную претензию и отправил её в электронном виде и по почте. Ни на электронную почту, ни на бумажное письмо, о получении которого нам пришел соответствующий документ-уведомление, ответа нет.

Но вдруг после месяца использования моя картинка исчезла из заставки, а вместо этого вставили совершенно дурацкий, наскоро сляпанный рисунок какой-то спортсменки-активистки. Стало ясно, что всё это время художник канала понимал, что он вор и украл чужую работу. Когда его поймали за руку, он решил убрать следы преступения, не извинившись и спрятавшись за юридическими службами Первого канала.

Первое слушание

 

Я подумал, что глава канала будет благодарен, если мы проучим его нерадивых сотрудников. С такими чистыми намерениями мы и обратились в суд. Мы с нотариусами описали сайт Первого канала с архивами передач, где нарушены мои авторские права, собрали все ТВ-эфиры и прочие доказательства, которые и передали в Останкинский суд. На первом же слушании в апреле судье всё стало настолько очевидно, что она попросила нас заключить мировое соглашение.

Представитель Первого канала заявил, что они ничего не получали все эти месяцы, не в курсе проблемы и впервые обо всём слышат. Наглая ложь восхитила моих юристов, и они представили суду документальные опровержения. Представитель Первого и дальше продолжал вести себя так, будто мы не потратили полгода, чтобы притащить его в суд. Ему, впрочем, хватило ума не отрицать факт кражи. Судья, видя всё происходящее, мудро предложил мировое.

После слушания представитель Первого предложил сделать передачу или пригласить нас на эфир художника. Но мы пришли в суд не ради PR. Нам с самого начала нужно было только извинение и упоминания в титрах, а теперь мы потратили свое время и средства на нотариусов, адвокатов, освидетельствования, затеяв весь этот довольно дорогостоящий процесс, и хотим их компенсировать. Как только речь зашла о средствах, адвокат Первого заявил, что он не может решать эти вопросы и надо звонить более крутой шишке. Чем выше по административной ёлке мы поднимались, тем крупнее и увесистее шишки становились.

Следуя просьбе судьи, мы предложили со своей стороны мировое соглашение Первому каналу, снизив наши требования. Они общались с моими юристами нехотя, будучи уверенными, что им ничего не грозит. Стало ясно, почему они до этого не отвечали на претензии и сейчас не пошли ни на какие мировые соглашения — они были уверены в своей недосягаемости для любой критики и законов.

 

 

Как-то редакция журнала "Собака" вручную вырезала из многотысячного тиража мой фотопроект и пустила в продажу кастрированные номера с торчащими из корешка огрызками. После независимого расследования выяснилось, что эта “резня” случилась из-за моей трактовки сказки Андерсена "Новое платье для королевы", оскорбившей чувства Английского королевского дома, которому принадлежит издательский дом, включавший в себя тогда “Собаку” и “Time Out”.

 

Второе и третье слушания

 

Второе слушание, прошедшее в мае, также ни к чему не привело. На всех заседаниях под давлением улик Первый канал то частично признавал свою вину, то пытался привести какие-то нелепые аргументы в свою защиту и перенести ответственность на субподрядчиков. Это, конечно, не прибавляет уважения и раздражает любой суд. Поэтому финальный результат не мог быть другим.

На третьем слушании в июне суд вынес решение в нашу пользу. Во-первых, мы идём на все пожелания суда и на контакт с Первым каналом. Во-вторых, суд видит, что мы полностью не заинтересованы в таком сомнительном PR, как появление на Первом канале, и сразу отказались от нелепого предложения с эфиром.

Мы честно сказали, что сделали всё по рекомендации суда. Три раза сокращали наши требования и претензии и искали компромиссное решение, встретившись с полным игнорированием от лица Первого канала. Первый канал встал в позу и демонстративно отказался заключать мировое соглашение, рекомендованное судом.

Отсюда их большое удивление дальнейшим развитием процесса, к которому они были не готовы. Конечно, Первый канал оказался решением Останкинского суда недоволен, его представитель раздраженно протестовал и пообещал подать апелляцию.

Судья внимательно отнесся к сложному в политическом плане делу, вник в него и, приняв всё к сведению, вынес решение в нашу пользу на основе неопровержимых доказательств многократного нарушения авторских прав арт-группы Doping-Pong.

Реакция представителя Первого неприятно поражает. Угрожать апелляцией и не принести извинений даже после решения суда — недостойное поведение.

То, что главное СМИ страны не умеет проигрывать и так настойчиво борется с правдой, крайне меня разочаровало.

 

 

Однажды я дал невинное интервью "Гардиан" о рекламе Doping-Pong, а на следующий день узнал, что являюсь автором государственной рекламы Олимпиады в Сочи 2014 и создателем путинского ампира. Неожиданно видеть свои фотографии с Гальяно и Ларсом фон Триером в западных СМИ и подписью под ними: три главных неонациста в культуре Европы. Потом извинялись, конечно, и писали опровержения.

 

Выводы

 

Мы хотели показать этим процессом, что закон есть. Что закон в нашей стране работает даже против главного канала страны и может стоять на защите интересов андеграундного художника. И мы это доказали, но Первый канал своим заявлением об апелляции все испортил. Если на Первом работает бездарный и вороватый дизайнер, это одно. Но получилось, что в его штате работает ещё куча юристов и администраторов, которые защищают интересы не автора, а вора.

Если Первый канал подаст апелляцию, то мы, скорее всего, подадим встречный и второй иск, ужесточив наши требования. Попробуем выиграть сразу два дела, а не одно. Надеюсь, руководству Первого хватит разума, чтобы соблюсти приличия — признать ошибку и просто ее исправить.

Чем больше я общаюсь с представителями гос. аппарата, тем больше вижу, какое это неповоротливое, уродливое и бессмысленное чудовище. Но все, что происходит на ваших глазах, это схватка Давида и Голиафа. Маленький человек вышел один на один против большого монстра не только за свое право, а за право всех. И от исхода этой битвы зависит судьба множества артистов в будущем.

Обновление от 4 сентября. Как сообщил Look At Me создатель арт-группы Дмитрий Мишенин, Мосгорсуд оставил без изменений первоначальное решение Останкинского суда, принятое в пользу Doping-Pong.

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.