Views Comments Previous Next Search
«Профессия у нас социопатичная»: Призёр Берлинале Леонид Шмельков о своей работе — Мнение на Look At Me

Мнение«Профессия у нас социопатичная»: Призёр Берлинале Леонид Шмельков о своей работе

Самые яркие высказывания Леонида Шмелькова на лекции «Открытого университета Look At Me»

«Профессия у нас социопатичная»: Призёр Берлинале Леонид Шмельков о своей работе. Изображение № 1.

Текст

Артём Лучко

16 сентября состоялась пятая лекция «Открытого университета Look At Me» (совместный проект LAM, Мосгорпарка и Парка искусств МУЗЕОН), с которой выступил российский режиссер и аниматор Леонид Шмельков. Для тех, кто не смог посетить мероприятие, мы собрали его самые яркие высказывания.

 

О себе и о профессии:

«Профессия у нас социопатичная»: Призёр Берлинале Леонид Шмельков о своей работе. Изображение № 2.

↑ Кадр из мультсериала «Везуха»

«Я окончил художественный институт, а потом мне удалось купить компьютер. Оказалось, что на нем очень удобно и классно делать мультики, не отлипая от кресла. Это был большой стимул, потому что вся эта бумага, камеры, куча всяких деталей — это меня никогда не привлекало.

Есть такая классная Школа-студия «ШАР», которую я окончил. Так мне там понравилось, что после неё уже ни о чем не думая я делал мультфильмы. Мои мультфильмы почти никто не знает, наверное, только последний, который получил приз (Хрустальный медведь — специальный приз Берлинале за лучший короткометражный фильм конкурса для юношества. — Прим. ред.) и как-то раскрутился. Профессия у нас социопатичная. Можно сидеть дома, ни с кем не общаться неделями и всё делать самому. Даже озвучил большинство мультиков сам. Это куча удовольствия. Сейчас есть такие классные диктофоны цифровые, которые по звуку практически, как студия. Надо только дверь закрыть и телевизор выключить, чтобы не фонило. Приходится только встречаться с композиторами, чтобы те написали музыку. Но самое классное в моей профессии, что у меня нет как такового рабочего дня. Когда есть компьютер, можно работать не только когда угодно, но и где угодно.

Наш мир анимации очень маленький. Настолько маленький, что, наверное, 80 % людей оттуда я знаю лично. Остальных 20 % знаю, как зовут, но просто не встречался. В этом есть и проблемы, и бонусы. Бонус в том, что мы встречаемся, а проблема в том, что внутри себя всё как-то варится. И даже за границей, когда ездишь по разным фестивалям, встречаешь одних и тех же людей, сообщества там такие же маленькие».

 

Об образовании:

 

«Есть режиссер анимации, а есть аниматор. В идеале аниматор — это как актер, которому режиссер говорит: «сделай такое-то чувство, а я потом приду проверю». В моем случае получается, что я сам себе говорю, что надо сделать. Учат у нас во ВГИКе, в моей школе «ШАР», в Петербурге есть школа, в Екатеринбурге (там вообще очень классно), ну и в Европе куча школ.

Для режиссеров анимации существуют всякие тренинги и интенсивы. Мне как режиссеру бывает очень интересно послушать другого режиссера. Аниматору же, чтобы научиться делать хорошую анимацию, надо долго работать «до мозолей». Когда я учился, мы два года занимались вместе с преподавателем. Ведь чтобы правильно делать движение, надо знать, как оно устроено, как мы двигаемся, как двигаются животные, как со стола падают. Также у каждого аниматора есть зеркало, перед которым он паясничает и зарисовывает мимику.

Важно понять, что снять мультфильм — это дело долгое и кропотливое. Главное, чтобы идея мультфильма не была дурацкая. Иначе вы будете целый год над ней работать и сожалеть, а важно, чтобы процесс доставлял удовольствие. Лучше выбирать идеи, близкие сердцу. Однако иногда получается работать побыстрее. Я однажды снял фильм за одну ночь.

В целом анимация выходит дороже, чем кино. Все думают, нужен по сюжету шкаф — взял да нарисовал, а в кино ведь всё это приходится доставать. Но не так всё просто».

 

О софте:

«Профессия у нас социопатичная»: Призёр Берлинале Леонид Шмельков о своей работе. Изображение № 3.

 

«Для покадровой анимации я использую Flash. Для меня это как бумага, на которой я могу рисовать, — наглядно видеть предыдущий кадр и последующий. Также все пользуются AfterEffect, но это болезнь нашего сообщества, потому что это программа больше для сборки всяких эффектов на видео, а у нас все в ней делают перекладку. Это такая техника, когда двигают кусочки, из которых состоит персонаж. В идеальном варианте получается, как у Норштейна, но он делает это на стекле пинцетом, а тут это делается на компьютере мышкой».

 

О фестивалях и поиске зрителей:

 

«Фестивали — это единственное место, где показывают наши мультфильмы. И их такое количество, что диву даёшься. В каждой стране есть штук 10 фестивалей. Посылать свои работы на фестивали можно чуть ли не каждый день. И, конечно, бедные аниматоры, когда кроме фестивалей ничего нет, поначалу всегда очень переживают, когда их не берут на фестивали или не дают призы. В этом году мне посчастливилось быть в селекции, и за 7 дней мне пришлось посмотреть 700 мультфильмов. И больше я вообще не хочу смотреть мультфильмы и я ненавижу людей, которые их делают. Забраковал кучу мультфильмов, в том числе и своих знакомых.

У большого кино есть кинотеатры — у нас их нет. Иногда делают какие-то сборники мультфильмов, но мне как зрителю тяжело смотреть 6–7 фильмов подряд. Это же всё отдельные произведения, в которые надо «въехать» и «выехать». Но сейчас стали появляться какие-то дистрибьютерские конторки, которые делают сборники (например, в «35 мм»), —  то есть с каждым годом всё постепенно развивается.

Телевизор — это вообще не мое. Мы делали сериал, который показывали по «Карусели», но короткие мультики почему-то не показывают. То есть меня даже звали на «Культуру» и спрашивали «А почему ваши мультфильмы не показывают по телевизору»? Я и говорю: «Вот вы меня позвали, чтобы это обсудить, а за это время можно было уже показать 4 мультфильма». Но в Европе с этим тоже проблемы. Но там есть, например, французско-немецкий канал Arte, по которому показывают независимые мультфильмы».

 

О ручной работе:

«Профессия у нас социопатичная»: Призёр Берлинале Леонид Шмельков о своей работе. Изображение № 4.

 

«На фестивалях больше любят хендмейд-анимацию, и мне она нравится. Но мне лень работать на бумаге. Сначала приходится много рисовать — в среднем 12 кадров в секунду. То есть 10 секунд — пачка 120 листов. Потом отбраковывается куча, потом это всё обводишь, чистишь, сканируешь, но получается красиво. Раньше все активно ругали компьютер, но со временем стало понятно, что у него свои преимущества. И в стоимости производства есть большая разница. И, понятное дело, что важен не компьютер, а кто за ним сидит».

 

О коммерческой анимации:

 

«Я занимаюсь и коммерческой анимацией, делаю рекламу и детский сериал «Везуха», помогаю в работе над другими сериалами. Основное отличие коммерческой анимации в том, что она хочет зарабатывать деньги. Но в нашей стране есть министерство и «Фонд кино», которые дают деньги на коммерческую анимацию. То есть мы говорим, что хотим сделать коммерческий сериал, и просим дать нам денег. Однако постпродакшен не очень развит — то есть у нас не налажена жизнь мультфильма после того, как его произвели. Кто-то, например «Маша и Медведь» и «Смешарики», уже отбивают деньги за счет ластиков, карандашей и тетрадок, но всё равно на производство даёт деньги государство. Получается: какой смысл зарабатывать с продажи, если можно заработать с производства. В других странах всё по-другому.

Особых отличий между коммерческой анимацией и некоммерческой я не вижу, кроме самой мотивации. В первом случае ты думаешь, какой аудитории это будет интересно, на какой возраст рассчитано, а во втором — тебе всё равно, будет ли вообще зритель или не будет. В итоге есть куча умных людей, которые говорят, что вот это понравится детям, а вот это не понравится детям. Но, видимо, они не до конца обо всём этом знают, и те, которые делают „всё правильно“ или, наоборот, „всё неправильно“, могут иметь один и тот же результат».

 

О достатке:

«Профессия у нас социопатичная»: Призёр Берлинале Леонид Шмельков о своей работе. Изображение № 5.

 

«Конечно, всё зависит от рациона, но мне на жизнь хватает. У меня жена и двое детей. Но очень мало аниматоров, уровень дохода которых позволяет иметь машину».

 

О современной популярной мультипликации:

 

«Adventure Time я пару серий посмотрел, но меня что-то не очень зацепило, хотя идея понравилась. Раньше «Симпсоны» мне нравились. C удовольствием смотрю полнометражные американские фильмы, бывает с детьми на них хожу. Очень много смотрю старого «Диснея», например, «Далматинцев» — но это скорее профессиональное, потому что там действительно классная анимация».

О востребованности профессии:

 

«Сейчас у нас всё очень бодренько. Если кому-то хочется заниматься анимацией, то для этого мест до фига. Хотите — художниками, хотите — аниматорами, хотите — режиссерами, все нужны. Самое главное — делать всё по-честному. Снимаешь ли ты интимные внутренние фильмы или мультики для детей, если ты не врёшь, то всё будет классно. Обман чувствуется и на словах, и на картинке».

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.