Views Comments Previous Next Search
Почему Шнобелевская премия — это серьёзно — Мнение на Look At Me

МнениеПочему Шнобелевская премия — это серьёзно

Бесполезные исследования на самом деле полны смысла

17 сентября в юбилейный 25-й раз прошла церемония вручения Шнобелевской премии, своего рода пародии на престижную Нобелевскую премию; ею награждают за необычные и остроумные научные исследования. О Шнобелевской премии обычно пишут как о чём-то нелепом и смешном. Look At Me объясняет, почему к ней стоит относиться с уважением.

Почему Шнобелевская премия — это серьёзно. Изображение № 2.

Шнобелевская премия в оригинале называется Ig Nobel Prize, от англ. ignoble — «постыдный». О Шнобелевской премии каждый год исправно пишут СМИ, поэтому вы наверняка о ней слышали. Но если нет — смысл премии в том, что её присуждают за необычные научные исследования. В этом году, например, премию получили исследования о том, как превращать сваренные яйца обратно в сырые, или о том, что если курице приделать протез хвоста, то она будет ходить как динозавр. Звучит очень смешно, и СМИ в основном так и рассматривают премию, называя исследования «глупыми», «бессмысленными» и «нелепыми»: в голове возникает образ чудаков-учёных, которые занимаются ерундой, вместо того чтобы изучать что-то серьёзное.

На самом деле Шнобелевская премия никогда не задумывалась как издевательская. Её придумал в 1991 году главный редактор журнала Annals of Improbable Research Марк Абрахамс. С самого начала он заявил, что смысл премии в том, чтобы привлечь интерес к науке, медицине и технологиям. Авторы Шнобелевской премии заявляют, что освещаемые исследования «сначала заставляют смеяться, а потом задуматься». Не все учёные реагируют на получение премии спокойно (например, британский профессор Роберт Мэй просил организаторов не давать её британцам, беспокоясь о репутации коллег), большинство не видит в ней ничего оскорбительного.

Любой может подать заявку, чтобы исследование (собственное или чужое) рассмотрело жюри премии. В редакцию Annals of Improbable Research приходит около 5000 заявок в год, они отбирают финалистов — а потом жюри решает, кого именно наградить. В жюри входят признанные учёные и победители Нобелевской премии. Чтобы получить премию, нужно за свой счёт приехать в место награждения — и многие учёные тратятся на это. Выдают премию тоже лауреаты Нобелевской премии. Сама церемония проходит крайне весело: учёные одеваются в странные костюмы, на сцене появляются разные необычные персонажи, и призы тоже крайне несерьёзные — например, в этом году победители получили 10 трлн зимбабвийских долларов. Можете почитать репортаж на сайте io9, чтобы представить, как это всё происходило.

И тем не менее никто не пытается сказать, что исследования, представленные Шнобелевской премией, не имеют смысла или ценности. Организаторы не пытаются сказать: «Поглядите, какие чудаки», они говорят: «Даже самые странные или приземлённые исследования важны для науки». Скажем, в 2006 году приз получило такое исследование: группа учёных установила, что малярийных комаров Anopheles gambiae одинаково привлекает запах человеческих ног и Лимбургского сыра. Благодаря этому исследованию создали специальные ловушки, которые помогли бороться с эпидемией малярии в Африке.

Почему Шнобелевская премия — это серьёзно. Изображение № 4.

Учёные, получающие Шнобелевскую премию, вполне уважаемы в научном сообществе. Есть несколько примеров, когда учёный получал и Нобелевскую премию, и Шнобелевскую. Например, Андрей Гейм: в 2010 году он получил Нобелевскую за эксперименты с графеном, а в 2000-м — Шнобелевскую за то, что заставил лягушку парить в воздухе при помощи магнитов. Одни и те же учёные получали одновременно Нобелевскую и Шнобелевскую премии три раза.

Организаторы Шнобелевской премии поднимают важный вопрос: «Как решить, что важно, а что нет, что заслуживает внимания, а что нет — в науке и во всём остальном?» На самом деле они показывают несколько важных вещей в наших отношениях с наукой.

Во-первых, люди привыкли смотреть на науку поверхностно — и требовать от неё простых и понятных результатов. Если что-то выглядит серьёзно и приносит видимую пользу или смысл, то к этому относятся с уважением: скажем, Большой адронный коллайдер, в работе которого достаточно трудно разобраться, кажется чем-то весомым — ведь с его помощью физики разбираются в устройстве мира. Левитация же лягушки с помощью магнитов — это ерунда. Какая тут может быть польза? Научный процесс — многослойный и сложный, и даже дурацкие на первый взгляд исследования могут оказаться важными. Более того, наука не обязана приносить практическую пользу.

Во-вторых, авторы Шнобелевской премии напоминают, что тривиальные исследования могут привести к прорывам в человеческом понимании мира. Даже к куриным яйцам стоит относиться внимательно. Например, математик Блез Паскаль в XVII веке разработал теорию вероятностей, занимаясь крайне обыденным делом: он пытался спрогнозировать вероятность выигрыша в азартной игре в кости. Физик Ричард Фейнман наблюдал в университетской столовой за тем, как вращается тарелка, — и в итоге стал изучать вращение электрона и получил в 1965 году Нобелевскую премию по физике. В природе нет ничего банального или нелепого, и любое исследование может оказаться ценным — даже если вы просто прикрепите курице хвост динозавра.

Русские обладатели Шнобелевской премии

  Юрий Стручков получил премию за то, что с 1981-го по 1990 год опубликовал 948 научных работ.

  Андрей Гейм получил премию за левитирующую лягушку.

  «Газпром» разделил с несколькими компаниями премию за применение математической концепции мнимых чисел в сфере бизнеса.

фотографии via FOREAL™, Shutterstock

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.