Views Comments Previous Next Search

Борис Хлебников: «Первое поколение богатых везде было довольно уродливым»

710993
НаписалОлег Баранов8 октября 2012

Режиссер фильма «Пока ночь не разлучит» об искренности, культуре богатства и главной проблеме русских режиссеров

В четверг выходит в прокат фильм «Пока ночь не разлучит», снятый Борисом Хлебниковым («Сумасшедшая помощь», «Свободное плавание», «Коктебель») на основе статьи из журнала «Большой город». Богатые люди пьют, едят, ругаются матом и пытаются справиться с нарастающим напряжением. Look At Me встретился с режиссером и попросил его рассказать об истории появления фильма, судьбе российского кинематографа и отношении к так называемой элите.

 

Борис Хлебников: «Первое поколение богатых везде было довольно уродливым». Изображение № 1.

Вышла статья в «Большом городе», мне она показалась очень точной и смешной, и мне захотелось снять по ней фильм. Не сатиру, ни в коем случае, не какое-то глобальное высказывание, скорее, водевиль. Для меня это очень быстрая и, я бы сказал, необязательная история. Тем не менее я чуть ли не в первый раз разглядел Москву во всех ее проявлениях. Но это для меня. А кино хотелось сделать как безделушку — быстро, просто, ну и, прямо скажем, тяп-ляп.

 

Меня не интересует мистическая сторона вопроса, и я совершенно
не верю в загадочную русскую душу

 

Меня не интересовала и не интересует мистическая сторона вопроса, и я совершенно не верю в загадочную русскую душу. Для меня «Пока ночь не разлучит» очень социальная история. Герои фильма — это быстро разбогатевшие люди. Которые хорошо потрудились в девяностые, а потом как-то устали и растерялись. Деньги для них — подарок судьбы, с которым они, в общем, не знают, что делать. А окружающая действительность в лице нашей страны не дала им особо никакой культуры, и в их богатстве нет никакого благородства. Но это не их проблема, мы просто наблюдаем первое поколение богатых людей, а оно во всех странах было довольно уродливым — вспомните американцев, которые за золотом гонялись, и все станет ясно.

А возникающее по разным причинам желание дать кому-то в морду просто для разрядки — крайне общее место, особенно для москвичей. Я как раз делал фильм про Москву. Поэтому драка в финале фильма — и правда своего рода подарок всем героям, не только тем, кто сидит за столами. Когда я прочитал исходную статью, мне стало ясно, что им настолько скучно, неприятно и неловко, что драка была бы единственным избавлением для них. А то, что драку устроили официанты, — это, скорее ,технический момент, просто нужен был фитиль, что-то, что помогло бы разжечь последующий конфликт.

 

Ситуация в современном кино на самом деле та же, что у нас с лидерами оппозиции. Почему они теряют людей от митинга к митингу? Потому что они не могут понять и сформулировать, про что они и за что они

 

Изменить этих людей мне бы не хотелось, мне просто нравится за ними наблюдать. У меня нет никакой позиции по отношению к человеку, который, не знаю, одет безвкусно, кроме той, что он интересен мне как режиссеру. И я не собираюсь стараться привить ему свою манеру речи или свои привычки. Вот они включают и слушают, например, «Наше Радио» или «Русское радио», и для них это совершенно позитивная вещь, которая им нравится и их успокаивает. На меня что та, что другая радиостанция нагоняет ужас и депрессию. А группа «Гражданская оборона» у меня вызывает чувство счастья и радости, а для кого-то это адский ад. Вопрос в разном восприятии, и понятия искренности и доброты очень размыты. В русском кино все же есть открытость в схожем с моим понимании. В «Бумере», например, или в «Грузе 200». Но самый яркий пример вроде бы закрытого для зрителя, но при этом абсолютно светлого и яркого кино — это «Охотник» Бакурадзе.

Ситуация в современном российском кино на самом деле та же, что у нас с лидерами оппозиции. Почему они теряют людей от митинга к митингу? Потому что они не могут понять и сформулировать, про что они и за что они. Против чего — ясно, но этого мало. Они не могут объяснить время. Вот и с нами, режиссерами, то же самое. Мы живем в некотором безвременье, в котором все размыто. Такое случалось множество раз в кино и происходит сейчас, например, в Италии и Франции. Но обычно какое-то социальное потрясение возвращало жизнь в искусство. Неореализм, например, — последствие проигрыша в войне. Никакой другой схемы никогда и не было.

Борис Хлебников: «Первое поколение богатых везде было довольно уродливым». Изображение № 2.

Фотографии: Ашхен Азоян

Рассказать друзьям
7 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.