Views Comments Previous Next Search
Феномен Grimes: Как Монреаль стал родиной новой поп-музыки — Интервью на Look At Me

ИнтервьюФеномен Grimes: Как Монреаль стал родиной новой поп-музыки

Глава Arbutus Records рассказывает об успехе канадской сцены, стриминговых сервисах и о 90-х, изменивших всё

Феномен Grimes: Как Монреаль стал родиной новой поп-музыки. Изображение № 1.

Текст

Митя Лебедев

 

  

7 февраля в клубе «Солянка» выступит группа Blue Hawaii, с принадлежащего Себастьяну Ковену лейбла Artbutus.

 

Небольшой монреальский инди-лейбл Arbutus Records большому музыкальному миру стал известен в 2012 году — благодаря внезапному успеху третьего альбома Grimes «Visions», который сейчас уже можно смело называть классикой современной экстравагантной поп-музыки. С тех пор минуло почти два года, и вышедшие из-под крыла основателя лейбла Себастьяна Ковена артисты вроде Majical Clouds, Braids, Шона Николаса Сэвиджа и Blue Hawaii не выходят из зоны внимания музыкальной прессы.

Выросший в 2008 году из DIY-пространства Lab Synthese на одном из пустовавших складов Монреаля лейбл долгое время оставался малоизвестным за пределами городской тусовки, но в результате кропотливой работы буквально над пригоршней артистов «выстрелил» ровно в то время, когда пестовавшееся им звучание стало актуальным по обе стороны Атлантики. За несколько месяцев до выхода нового альбома Grimes (точная дата пока не объявлена) мы поговорили с основателем Lab Synthese и Arbutus Records Себастьяном Ковеном, прошедшим обучение в Англии, практику на Mute Records и XL и вдохновившимся опытом Constellation Records.

Феномен Grimes: Как Монреаль стал родиной новой поп-музыки. Изображение № 2.

Феномен Grimes: Как Монреаль стал родиной новой поп-музыки. Изображение № 3.

Себастьян Ковен

основатель Lab Synthese
и Arbutus Records 

В Лондоне ты изучал аудиотехнологии, работал с несколькими лейблами и мог подписать контракт с Sony. Как так вышло, что ты предпочёл вернуться в Канаду и именно в Монреаль?

Всё началось ещё в университете, где через знакомства у меня появились предложения по работе, в том числе работа управляющим студии и на лейбле Mute. Когда я выпустился, мне предложили пятилетний контракт с Sony, о чём мечтают многие выпускники в моей сфере. Но в моём возрасте папа в 70-х путешествовал бэкпэкером по Южной Америке. Так что я подумал, что всё это, конечно, неплохо, но если делать что-то самому, то лучше начать как можно раньше. У меня была идея открыть клуб в складском помещении. Я понимал, что реализовать этот план можно в двух городах — Монреале и Берлине, а так как я канадец, то Монреаль выглядел логичным вариантом.

 

Феномен Grimes: Как Монреаль стал родиной новой поп-музыки. Изображение № 4.

 

Себастьян Ковен по полному праву может называться человеком, который открыл певицу Grimes. Первые выступления Клэр Буше проходили на заброшенной фабрике Arbutus Records, созданном Ковеном, на этом же лейбле вышло первые три альбома и сплит с музыкантом d'Eon. Сегодня Клэр Буше — звезда. Она гастролирует по всему миру, её высказывания о законах в России перепечатывают мировые СМИ, она сотрудничает с модными брендами в качестве приглашённого дизайнера. Планов у певицы тоже немало: «Я мечтаю сама открыть новый жанр в музыке и записать тридцать альбомов».

 

 

Почему ты выбрал Монреаль, а, скажем, не Ванкувер или Торонто? Не только же по той причине, что у тебя там было какое-то количество друзей.

В то время в Монреале я ещё мало кого знал. Я вырос в Ванкувере, а Монреаль — это город наподобие Балтимора или Детройта с множеством социально-экономических проблем. Но отчасти поэтому сюда начали перебираться художники и музыканты, которые заселяли старые складские пространства. В 60-х Монреаль был центром текстильной промышленности, но с конца 60-х стало выгоднее переносить производство в страны третьего мира, и эти склады опустели. А в 80-х премьер-министр Канады Пьер Трюдо начал продвигать французскую культуру, вследствие чего квебекские компании должны были вести всю документацию и на английском, и на французском. В ту пору Монреаль был крупнейшим городом Канады, но в течение примерно года головные офисы примерно 180 компаний переехали из Монреаля в Торонто. Если посмотреть на фотографии Монреаля и Торонто 60-х годов и наших дней, то видно, как развился Торонто и как Монреаль нисколько не изменился. Но по этим причинам мне удобнее заниматься своим делом именно в Монреале. Люди с лейбла Constellation Records переехали туда в начале 90-х, как раз после всех этих событий. Начав издавать англофонскую музыку, они стали пионерами в своей области, когда никто о подобном попросту не задумывался.

  

Монреаль периода 1960-x годов

 

Когда ты начал заниматься лейблом, у тебя были вообще какие-то идеи насчёт того, как его монетизировать?

Вообще-то нет. Тогда я ещё занимался клубом и работал в нём звукооператором. А Монреаль настолько дешёвый, что я мог работать один день в неделю, и мне хватало на еду,  жилье и на то, чтобы записывать своих друзей. Помню, когда я был менеджером Grimes и мы только начали работать с 4AD и выпустили Visions, я беседовал с Клэр и удивлялся тому, сколько записей могут продать 4AD. Она мне ответила, что это же их работа, как рекорд-лейбла. Меня в тот момент как будто озарило: я вообще не задумывался о том, что работа лейбла — это продавать пластинки. Я создавал Arbutus, чтобы помогать друзьям делать всё, что им хочется: ездить в тур или записываться. Да, всегда была цель сделать лейбл экономически устойчивым; я создавал его не для того, чтобы лишь тратить, но и не задумывался о монетизации.

Феномен Grimes: Как Монреаль стал родиной новой поп-музыки. Изображение № 5.

Когда появилась Nirvana, все подумали, что можно просто подписать хитовую группу и не вкладываться в развитие артистов

Феномен Grimes: Как Монреаль стал родиной новой поп-музыки. Изображение № 6.

 

Вообще, практически всех артистов на Arbutus объединяет некоторый особенный, неординарный  подход к поп-музыке. Внутри лейбла есть какая-то обозначенная магистральная линия?

Безусловно, на лейбле все группы без исключения имеют в своём творчестве элементы мэйнстрима. Я не думаю, что они когда-то смогут писать чистую поп-музыку, но если включить какой-нибудь Топ-40, то всегда найдётся пара треков, под которые все представители лейбла будут танцевать.

Можно вообще представить ситуацию, когда ты не можешь кого-то подписать на лейбл, так как он не слишком вписывается в его определённые концептуальные рамки?

Нет-нет, я запустил лейбл как раз из-за обратных причин: я сам писал музыку, но чувствовал, что больше того, что сделал, создать не смогу. Но я хотел бы писать тексты, как у Шона Николаса Сэвиджа, или играть психоделию, как Tonstartssbandht. Раз в одиночку я не мог этого достичь, то я и создал лейбл, чтобы быть частью этого.

При этом такое небольшое количество артистов — это оптимальный для тебя вариант? Или есть планы увеличить их число?

Вообще, я думаю, существует две модели лейблов. Есть лейблы, на которых издаётся сотня исполнителей, и суть их в том, что они работают как можно с большим количеством групп, в надежде, что кто-то из них «выстрелит». После этого они за неё зацепятся и начнут активнее её продвигать. В то время как моя модель заключается в том, что я буду всегда верить в группу, даже если у неё нет хита. Но я думаю, что хит всё-таки появится, так как она мне очень нравится, поэтому я буду  взращивать её до тех пор, пока она не станет хитовой. Это может не произойти на этой записи, на этом шоу, но может быть через пять записей и через сотню концертов люди начнут обращать на неё внимание. Так работала индустрия до 90-х.

 

Феномен Grimes: Как Монреаль стал родиной новой поп-музыки. Изображение № 7.

 

В биографии «Теряя невинность» Ричард Брэнсон (основатель империи Virgin) рассказывает о том, что в начале 80-х Virgin почти разорился перед тем, как музыканты лейбла прославились и стали приносить деньги: «Все музыканты, с которыми Саймон заключил контракт за последние два года, реализовались одновременно: The Human League со своей дочерней группой Heaven 17, Simple Minds, Бой Джордж, Фил Коллинз, China Crisis и Japan. Самое чудесное, что все эти артисты своим успехом были отчасти обязаны нам».

 

 

В 90-х с появлением таких групп, как Nirvana, всё изменилось. Раньше, к примеру, лейблам было удобно и дёшево работать с артистами вроде Элтона Джона, который не был суперпопулярным вплоть до своего третьего и четвёртого альбома. А потом появилась Nirvana, которая моментально стала у всех на слуху, и все подумали, что можно просто подписать хитовую группу и не вкладываться в развитие артистов. И это изменило индустрию. Теперь им надо было инвестировать в группы и найти ту самую, единственную, иначе они лишатся денег. Мы же, как небольшой лейбл, можем работать с каждым артистом в большем объёме. В этом есть своя логика. Существуют несколько лейблов, которые занимаются подобным, один из них — это XL, на который я работал в Лондоне. Они выпускают где-то по шесть пластинок в год, но очень старательно работают, чтобы релизы получились успешными. Мы, конечно, будем подписывать новые группы, но немного — по одной или две в год.

 

Ким Дотком объявил о создании музыкального сервиса, который будет «справедливо» распределять прибыль между музыкантами и правообладателями. Вчера запустился новый стриминговый сервис от Beats Music. Как ты лично оцениваешь подобные начинания?

Здесь всё очень интересно. Эти сервисы ругают из-за того, что они очень мало платят, но они стараются платить артистам столько, сколько могут. Раз люди не хотят платить больше 9,99 долларов в месяц за всю музыку на свете, то и стриминговые сервисы не могут позволить раскошеливаться больше. Но есть несколько важных моментов. Во-первых, это касается самой модели стриминга. Например, мне нужна машина. Если она нужна постоянно, то что выгоднее: брать её напрокат или покупать? Очевидно, что покупать. Но в случае со стримингом ты как бы арендуешь песню каждый раз, когда её слушаешь. И это куда более устойчивая и прибыльная модель. В случае со Spotify важно ещё то, что он интегрируется с твоей музыкальной библиотекой. Скажем, ты нелегально скачал Aerosmith. Spotify распознает прослушивание нелегально скачанных Aerosmith, и группе всё равно что-то перепадает. Проблема нелегально скачанной музыки теперь исчезает, так как у тебя есть доступ ко всей музыке на свете, и нет нужды что-то скачивать. Но плохо то, что эти сервисы стараются иметь как можно больше контента. Когда я иду в гигантский супермаркет, где продаётся сто видов варенья, я понятия не имею, какое варенье я хочу купить. Нужны ограничения, особенно в креативной сфере.

Вообще, всё это странно. В прошлом месяце доход Spotify в Европе был выше, чем  у iTunes. Больше людей используют Spotify, но Spotify платит музыкантам меньше. Таким образом, мы причастны к тому, что у iTunes падают доходы, а у Spotify растут, сами при этом теряя деньги. Но такие вещи не заставят меня завязать с лейблом.

Артисты лейбла Arbutus Records:
GrimesBlue Hawaii, Braids, Doldrums, Tops, Tornstartssbandht, Majical Clouds, Pop Winds, Silly Kissers, Oxen Talk, Шон Николас Сэвидж

  

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.