Views Comments Previous Next Search
Как снять в России фантастический фильм 
за 400 долларов — Интервью на Look At Me

ИнтервьюКак снять в России фантастический фильм
за 400 долларов

Антон Уткин и Наталья Покровская о создании сай-фай-фильма The Rift

Этим летом команда Lateral Summer, создатели которой говорят о себе: «Мы устали от Тарковского, мы делаем фильмы, которые не может делать российская киноиндустрия», за две недели и 400 долларов сняли короткометражный фантастический фильм The Rift — о молодом математике, сделавшем грандиозное научное открытие, которое приводит к катастрофе. Тизер картины был показан на конференции TechCrunch в Москве в начале декабря, а материалы отправились на фестивали Sundance и Slamdance. Съёмки проходили в офисах Dream Industries и Conde Nast, на Красном Октябре и в «Солянке», команда собралась из друзей и знакомых, которые работали исключительно на творческом энтузиазме.

Look At Me встретился с создателями фильма — Антоном Уткиным и Натальей Покровской — и поговорил с ними о том, как и зачем снимать фантастические фильмы в России, в чём проблема наследия Тарковского и почему сериалы могут быть лучшей формой нарратива, нежели полнометражные фильмы.

 

 Как снять в России фантастический фильм 
за 400 долларов. Изображение № 2.

 

 

Наталья

продюсер, соавтор сценариев, второй режиссёр, режиссёр монтажа и начинающий колорист. Параллельно с кино занимается фотографией в формате художественного исследования. Работает руководителем творческой группы в рекламном агентстве McCann Moscow и ведёт блог о том, как всё успеть.

  

 

 Как снять в России фантастический фильм 
за 400 долларов. Изображение № 3.

 

 

Антон

режиссёр, соавтор сценариев, колорист, motion-дизайнер, композитор и создатель звуковых эффектов. Футуролог, разрабатывает продукты и интерфейсы будущего в компании Thalient, которую создал вместе с другом, и рассказывает о том, что ждёт нас в обозримом будущем, в регулярной колонке для журнала Prime Russian Magazine. Последний год занимается секретным стартапом.

  

The Rift был снят летом 2013 года за две недели. В данный момент фильм находится в пост-продакшене.

Как снять в России фантастический фильм 
за 400 долларов. Изображение № 4.

 

Расскажите про фильм. Что в нём самое важное?

Антон: Если кино — это способ рассказывать истории, то фантастика — это способ раскрасить эти истории. Фантастика в России — отдельный сюжет. У нас очень хорошо знают золотой век, 60-е годы: Азимова, Саймака, Кларка. И после этого пауза. Потом всплывают все эти «Дозоры» Лукьяненко, «боевая фантастика», вся вот эта вот литература. А дальше — лакуны. Потому что есть Грег Иган, Чарли Стросс, Вернор Виндж, Иэн Макдональд, Карл Шредер, Чайна Мьевиль — современные серьёзные авторы, и ты быстро понимаешь, что это не душещипательные романтические истории, это не агитки на тему, что такое хорошо и что такое плохо. Это способы посмотреть на реальность совершенно с других сторон, которые до тебя, может быть, никогда не доходили. Это погружение в другой мир, какой-то более сложный, чем мир «Аватара», который воздействует на органы чувств, а не на голову.

Что касается нашего фильма, — это Россия, недалёкое будущее. Молодой математик открывает специфический набор алгоритмов, который вызывает катастрофу. У него есть девушка, с которой у них возникает конфликт, — отдельный, не связанный с открытием.

То, что главный герой — математик, это важный момент. Какие в российском кино герои? Полицейский, милиционер, спецназовец, банкир, бандит — вот наши русские клише. Нам хотелось придумать героя, который не будет одним из этих клише, чтоб люди могли себя с ним как-то идентифицировать. Это человек, с которым хотелось бы подружиться и с которым есть о чём поговорить. Когда смотришь русское кино, ты не хочешь ассоциировать себя ни с бандитом, ни с менеджером-неудачником. А когда ты не можешь ассоциировать себя с экранным героем, начинается какая-то ерунда. Многие персонажи, которых ты видишь в российском кино, очень ходульные и контурные, какие-то вырезанные по трафарету на картоне, они ходят, что-то говорят, но они все насквозь фальшивые.

Как снять в России фантастический фильм 
за 400 долларов. Изображение № 5.

 

Наташа: Такое впечатление, что сценарий пишут так: «Хипстер. У него будут, конечно же, зелёные узкие джинсы, красный худи, в одной руке у него бургер, а в другой у него айфон». Всё. Они почему-то дальше даже не пытаются.

Мы вчера играли прогон, было мало людей, своих позвали, студентов, были незнакомые. И во время игры кто-то кричал: «Это ***, как круто, ***». Я уже не помню, когда во время спектакля люди так реагировали.

Антон: Я не говорю, что я доволен тем, что мы сняли, и что наши ребята играют блестяще (хотя, по-моему, неплохо). Но это попытка нащупать другой визуальный язык и другие диалоги в русском кино, в которых не будет сцен, где герой берёт героиню, трясет её за плечи: «***! Что ты творишь?!». Это в каждом русском кино происходит, а ты не хочешь, чтоб это происходило, чтоб доставали пистолет и в кого-то стреляли.

Наташа: Русское кино легко опознаётся на слух. Ты слышишь этот искусственный язык, на котором они говорят. Ты не понимаешь, вроде те же самые слова. Он спрашивает: «Как дела?», а ты ему не веришь, понимаешь, что живой человек так не скажет эту фразу. Мы хотим найти, почему же это не получается, что надо сделать, чтобы в кино люди на русском языке говорили нормальными фразами с нормальными интонациями. А это сделает их настоящими, живыми.

Антон: Если бы это можно было у кого-то украсть, я бы это украл, но украсть не у кого.

Как снять в России фантастический фильм 
за 400 долларов. Изображение № 6.

 

Всё самое худшее, что случилось с русским кино, — это Тарковский.

 

Как снять в России фантастический фильм 
за 400 долларов. Изображение № 7.

 

В разговорах о нашем кино постоянно, так или иначе, всплывает тема «русскости»: кто-то вообще не хочет себя ассоциировать с россией, кто-то хочет воссоздавать традиции лучшего кино нашей истории.

Антон: Всё самое худшее, что случилось с русским кино, — это Тарковский. Смотришь любой вгиковский учебно-тренировочный ролик: открывающий план. Минуту главный герой томно курит в кадр. Он курит, потому что если он не будет курить, будет совсем скучно. Он смотрит в кадр и томно курит. ***. У меня другого слова нет. Поэтому при упоминании Тарковского я говорю «ну всё, жопа».

Наташа: Фильмы Тарковского хорошие, но то влияние, которое он оказал на наш русский кинематограф, к сожалению, нет.

Антон: Это яд.

Наташа: А для того, чтобы не ассоциироваться с современным русским кино, не надо снимать кино не про русскую жизнь. Надо просто снимать не то, что делают все сейчас.

Как снять в России фантастический фильм 
за 400 долларов. Изображение № 8.

 

Кому первому в голову пришла идея снимать фильм?

Антон: Несколько лет назад я читал рассказ австралийского фантаста Грега Игана, и меня словно озарило: я впервые в жизни увидел, как можно было бы этот рассказ экранизировать. Я пытался с разных углов эту историю описать, потом решил, что надо просто взять и сделать всё своими руками. Написал сценарий вместе с Наташей, ещё несколько специалистов консультировали по разным сложным местам. В итоге собралась команда, и мы попробовали снять несколько тренировочных фильмов.

Наталья: Совсем таких учебных, мы их никому даже не показывали. А прошлой весной уже началась работа над The Rift. Поскольку сценарий строится на математике, мы привлекли настоящих математиков, чтобы всё выглядело более-менее убедительно. Кроме того, мы позвали даже исследователей-сейсмологов и пилотов, потому что в фильме есть самолёты и землетрясения. В какой-то момент мы связались с Грегом, и он согласился с проектом.

Антон: Команда понемногу собралась сама. Почти все участники перечислены на нашем сайте, кроме оператора, Павла Ройтберга, потому что он, вообще-то, предприниматель — у него свой серьёзный бизнес, но в свободное время он снимает разные прекрасные вещи. Никто из команды, кроме нашего специалиста по CG (computer graphics), у которого свой собственный бизнес в этой области, никак не связан с кино. С оговорками, конечно, Наташа работает в рекламе и всё знает про продакшен-процессы и продюсирование роликов. Даша (исполнительный продюсер фильма, журналист — прим. ред.) работает на телевидении — собственно, она и помогла нам организовать съёмки всех трёх новостных блоков, которые используются в фильме.

Наташа: На настоящем новостном канале с настоящей новостной ведущей. Также мы снимали в Conde Nast, в Dream Industries, в «Солянке» и на Красном Октябре. В сумме мы сняли всё примерно за две недели, включая тестовые дни.

Как снять в России фантастический фильм 
за 400 долларов. Изображение № 9.

 

А то, что большинство людей из команды работают не в сфере кино — это в целях экономии бюджета?

Наташа: Бюджет у нас получился 400 долларов. Мы купили пару вещей для гардероба героев, какие-то мелочи, а всё остальное было бесплатно. Так что мы не по принципу бюджета собирались, а просто так вышло, что мы знали всех людей, которые нам могли понадобиться.

Антон: К тому же, в России бюджет не гарантирует почти ничего, кроме того, что у тебя будут водители, осветители, камера RED, линзы Cooke и тележка.

Наташа: Кино — это то самое занятие, где неожиданно находят применение знания, про которые думаешь «и зачем я только всё это знаю?». Если ты занимаешься рекламой и фотографируешь, то понимаешь, как написать сценарий, продакшен-бриф, начеркать сториборд, снять фотосессию для постера, начать кампанию по продвижению.

Антон: Я вспомнил свой опыт в моушен-дизайне, полученный при работе с Flash, — всё-таки по профессии я больше дизайнер, чем кто-то ещё.

 

Какие у вас сейчас планы? что нужно закончить в фильме, кому его показывать дальше?

Антон: Надо доделать ещё часть монтажа и графику до блеска. Пока что мы показывали бета-версию лишь на TechCrunch. Кого-то она удивила, кого-то порадовала, кого-то возмутила, кому-то, вообще, была не слишком понятной. Но очевидно, что нужно её доделать до конца. Потом нам хочется найти выход на телевизор, поговорить с ними, возможно, этот короткий метр может стать первой серией мини-сериала. Большое кино — это большое кино: это муторно, долго, сложно и не факт, что эффективно в наше время. А сделать мини-сериал было бы круто. Тем более что сериальная продукция в России сама знаешь какого качества. То, что мы сами снимем гораздо лучше — это уже факт.

Думаешь, это будет мини-сериал, в котором в каждой серии будет новая история?

Наталья: Нет, скорее история одних и тех же героев, которые развиваются. Просто повествование, разбитое на несколько серий, со сквозным сюжетом.

Антон: А возможно, несколько наборов историй из одной вселенной. Что-то вроде Black Mirror.

То есть, кроме показа на techcrunch, больше никаких презентаций фильма не было?

Антон: Нет, никто не видел ничего. Если мы выложим это в интернет, можно забыть про фестивали — фестивали не любят, когда фильмы, которые участвуют в программе, выложены в интернет, поэтому зачастую появление ролика на YouTube, даже трейлера, автоматически закрывает дорогу на большинство из них. Впрочем, в этом году Sundance сами выложили несколько короткометражек на YouTube, так что, возможно, эта практика будет со временем меняться. А для тех, кому интересно, чем мы вообще занимаемся, в Cети есть «3311» — фильм, который мы сняли в прошлом году с молодым исландским режиссёром Алисой Кальяновой, это история любви на расстоянии двух людей в будущем.

Ещё с осени мы начали снимать творческие ролики для многочисленных друзей и знакомых: «Бутербро», украинская ювелирная марка Velar и другие. Мы только что сняли первый полностью коммерческий ролик для крупной американской корпорации, и, судя по всему, наше сотрудничество с ней продолжится, а пока мы готовимся к съёмкам фантастического музыкального видеоклипа для одного хорошего российского рок-музыканта.

Как снять в России фантастический фильм 
за 400 долларов. Изображение № 10.

 

Вы рассматриваете вариант выложить the rift в открытый доступ?

Антон: Если других вариантов не будет, то, конечно, да.

А идея, что the rift может стать сериалом, это что — дух времени?

Антон: Я люблю сериалы, и мне тяжело смотреть кино в принципе.

Давно ли?

Антон: Хороших фильмов выходит очень мало. Везде блокбастеры для подростков, в которых бэтмен-18 раздирает череп спайдермену, а сверху трансформеры вместе с чужими кого-то там ещё крошат. Долго это не продлится, сейчас придут инди-студии, которые делают компьютерные игры, которые подешевле в производстве, и правила игры в индустрии снова поменяются. Потому что компьютерные игры стали гораздо интереснее, чем кино. Очевидно, что дети, у которых не было «Звёздных войн» в детстве, сыграв в Mass Effect, про «Звёздные войны» забудут навсегда — при всём уважении к «Звёздным войнам».

Как снять в России фантастический фильм 
за 400 долларов. Изображение № 11.

 

Cериалэто ещё и другая структура нарратива, она позволяет тебе делать вещи, которые нельзя делать в обычном кино.

 

Как снять в России фантастический фильм 
за 400 долларов. Изображение № 12.

 

Наташа: А сериал — это ещё и другая структура нарратива, она позволяет тебе делать вещи, которые нельзя делать в обычном кино. Это могут быть более сложные вещи, потому что сюжет длиннее, он развивается, можно сказать, гораздо большим количеством линий, там может быть гораздо больше арок.

Антон: В полном метре, если он без продолжения, у тебя очень много уходит на экспозицию. Ты полчаса героя показываешь, что он такой, он сякой, вот его предыстория, вот его внутренние трагедии, а потом ты полчаса завершаешь кульминацией то, что сказал посередине. В итоге у тебя час, максимум два на то, чтобы рассказать какую-то связную историю.

Не нужно забывать, что был ещё один визуальный жанр — аниме, который начал исследовать тему длинных, интересных и хорошо рассказанных историй куда раньше — уже в 1980-х, когда под телесериалами (за редким исключением вроде Dr. Who или Star Trek) понимались в основном мыльные оперы.

Например, когда я начал смотреть Mad Men, я понял, что это же Azumanga Daioh, только спустя десяток лет. Да, там не девочки-школьницы, там мужики виски пьют. Но сравнение не в пользу Mad Men.

Или  даже взять аниме последних лет: Death Note, «Дневник смерти». У него такой сюжет, что мама не горюй — он очень будоражит, и его невозможно снять в виде полного метра. Или британские сериалы — The Hour, например. Или классика жанра The Wire, в котором пять сезонов помногу серий — но по The Wire люди диссертации пишут вполне серьёзно; каждый сезон — это арка из серии несчастной жизни несчастного рода Балтимора. Драма есть? Есть. Про любовь есть? Есть. Детективный сюжет есть? Есть. Социальные темы затронуты? Затронуты. С какой стороны ни посмотри. Там не хватает только пришельцев, и может быть, слава богу. Всё остальное там есть. И если ориентироваться на какие-то новые форматы повествования, то вот, пожалуйста.

  

Рассказать друзьям
10 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.