Views Comments Previous Next Search
Ярмарка, dacha и розовые колготки: Российский павильон на Венецианской биеннале — Интервью на Look At Me

ИнтервьюЯрмарка, dacha и розовые колготки: Российский павильон на Венецианской биеннале

Кураторы выставки Fair Enough о том, почему историю российской архитектуры XX века не расскажешь без иронии

Ярмарка, dacha и розовые колготки: Российский павильон на Венецианской биеннале. Изображение № 1.

Текст

Анна Савина

"Estetika ltd", "Shchusev Architects", "Dacha co-op" — вы точно не слышали об этих компаниях (хотя их названия могут показаться знакомыми), но именно они будут представлять Россию на 14-й Венецианской архитектурной биеннале, которая откроется 7 июня. На самом деле 20 фирм, которые участвуют в выставке Fair Enough в российском павильоне, не существует. Их придумали кураторы Дарья Парамонова, Антон Кальгаев и Брендан Макгетрик из института «Стрелка», которые решили превратить павильон в ярмарку архитектурных идей XX века. Мы поговорили с ними о том, почему ярмарка — это лучшее отражение современной российской архитектуры.

 

Fair Enough

Тема биеннале в этом году — «Основы» (Fundamentals). Рем Колхас предложил странам-участникам рассказать об идеях, которые определяли развитие архитектуры последние 100 лет. Представители института «Стрелка» придумали выставку Fair Enough: они построят в российском павильоне стенды воображаемых компаний, которые будут продвигать архитектурные концепции XX века: идеи Алексея Щусева и Лазаря Хидекеля, образовательные принципы ВХУТЕМАСа, самые запоминающиеся элементы интерьеров московского метро и т. д.

 

Ярмарка, dacha и розовые колготки: Российский павильон на Венецианской биеннале. Изображение № 2.

Антон Кальгаев, Дарья Парамонова и Брендан Макгетрик. Изображение № 3.Антон Кальгаев, Дарья Парамонова и Брендан Макгетрик

  Ярмарка — это физическое воплощение того, что, на наш взгляд, происходит сейчас

  

 

Сначала у нас было много других идей: мы собирались сделать единую историю, которая бы что-то рассказывала про российскую архитектуру XX века, но не могли выбрать, что это может быть. Потом мы поняли, что будет интереснее делать не что-то одно, а разбить выставку на маленькие самостоятельные секции, представляющие разных архитекторов, периоды и идеи. Сформулировав задачу, мы решили превратить российский павильон в «коммерческую» выставку-ярмарку, потому что нам кажется, что это хорошая метафора современной российской архитектуры, которую сложно описать с помощью одного проекта. Ярмарка — это физическое воплощение того, что, на наш взгляд, происходит сейчас.

Для нас было важно сделать не просто историческую выставку, а показать, что архитектурные идеи прошлого могут быть полезны до сих пор. В начале работы над проектом мы хотели создать намного больше «компаний», но по мере того, как продумывали историю создания и миссию воображаемых фирм, мы поняли, что некоторые из них не будут интересны современным зрителям, а за некоторыми стоят слишком известные идеи, и поэтому снова рассказывать о них — бессмысленно. Кроме того, мы решили, что если секций будет слишком много, они не запомнятся и просто не поместятся в павильон, так что мы остановились на 20 идеях XX века. Мы выбрали компании так, чтобы люди с разными интересами могли найти что-то для себя, потому что ясно, что у посетителей международной выставки разный уровень подготовки: интересно должно быть даже тем, кто ничего не знает о российской архитектуре.

Narkomfin™. Изображение № 4.Narkomfin™

 

Всего на подготовку павильона у нас было 9 месяцев. Первые 4 месяца мы потратили на довольно хаотические исследования. Нам было сложно, потому что мы не историки архитектуры и долго не могли понять, как рассказать о русской архитектуре XX века. После того, как мы определились, что будем делать ярмарку, 2 месяца ушло на отбор идей и ещё 3 месяца на продакшен: разработку концепций для каждой компании и подготовку секций. Во время работы над Fair Enough сменился комиссар российского павильона: после увольнения Григория Ревзина этот пост занял Семён Михайловский. Это никак не повлияло на нашу работу, потому что комиссар биеннале занимается административной работой. Никто не говорил нам, что делать и каким должен быть павильон.

Во время подготовки к биеннале мы нашли удивительную и совершенно неизвестную историю: нам рассказали о работах почти забытого советского архитектора Лазаря Хидекеля, который во время Второй мировой войны придумал, как можно строить дома из подручных материалов. Удивительно, что в интернете невозможно найти ничего об этих разработках — о них мы узнали от членов семьи Лазаря Марковича. Кроме того, мы изучали архивы ГИПРОМЕЗа — организации, в которой работал Хидекель. Он придумал рамаблоки — прочные строительные элементы, для создания которых нужно меньше бетона и дерева. Нам кажется, что его идеи можно использовать сейчас — особенно они будут полезны для людей, дома которых разрушены в результате природных катаклизмов. Мы доработали концепцию рамаблоков и представляем её на нашей выставке на стенде вымышленной компании Khidekel Elements.

Shchusev Architects. Изображение № 6.Shchusev Architects

 

Главное, что мы осознали во время сбора материала, — это то, что в любые времена у людей одни и те же проблемы, они не меняются в зависимости от места или времени. Мы изучили много проектов, которые были созданы в совершенно разные периоды истории и в разном стиле. Архитекторы всегда старались создать удобные пространства для того, чтобы люди чувствовали себя хорошо, вдохновлялись и делали что-то необычное. Отобранные нами идеи подходят не только для прошлого, но и для настоящего, и для будущего. В последние 100 лет в России не раз пытались поставить амбициозные эксперименты, которые требовали новых идей и подходов, так что неудивительно, что сейчас мы до сих пор можем использовать их.

Узнав, что Рем Колхас предложил тему «Основы», мы поняли, что для нас важен не только контент, но и формат. Многие страны сделали выставки о национальном наследии, но мы решили не только рассказать об этом, но и необычно подать выбранные идеи и показать, что они могут помочь нам в настоящем и будущем. Эстетика ярмарки знакома всем: универсальный язык архитектуры, о котором говорит Колхас, распространился по миру именно благодаря архитектурным международным ярмаркам для профессионалов. Биеннале тоже изначально была такой ярмаркой идей и играла большую роль в популяризации архитектуры. Кроме того, мы выбрали игровое название. С одной стороны, мы хотели быть честными и реалистично оценивать то, в какой обстановке работают современные российские архитекторы, с другой — напомнить, что биеннале изначально была не красивой выставкой для интеллектуалов, а международной ярмаркой. Эстетика выставки должна быть не целью, а инструментом, и мы решили выбрать язык, который кажется не подходящим для биеннале, но надеемся, что он принесёт нам успех.

фотографии предоставлены институтом стрелка

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.