Views Comments Previous Next Search
«Мы все собрались на этой планете точно не для того, чтобы вредить друг другу» — Интервью на Look At Me

Интервью«Мы все собрались на этой планете точно не для того, чтобы вредить друг другу»

Тредд Мур о комиксах «Новый Призрачный гонщик» и «Необыкновенный талант Лютера Строуда»

«Мы все собрались на этой планете точно не для того, чтобы вредить друг другу». Изображение № 1.

Материал подготовил

Максим Чумин

В России начал выходить комикс «Необыкновенный талант Лютера Строуда» — невероятно красочный и жестокий комикс про школьника, который обнаруживает в себе суперспособности. Look At Me связался с художником Треддом Муром, нарисовавшим «Строуда», и он рассказал нам о своих взглядах на свою работу, жизнь и насилие и секс в поп-культуре.

Тредд Мур

художник, иллюстратор

Тредд Мур — художник, известный своим комиксом «Необыкновенный талант Лютера Строуда» (который недавно начал выходить на русском) и серией All-New Ghost Rider для издательства Marvel. Мур окончил Колледж искусства и дизайна в Саванне в 2010 году — ещё будучи студентом, он вместе со сценаристом Джастином Джорданом придумал комикс про Лютера Строуда, который предложил издательству Image через несколько месяцев после того, как выпустился из колледжа, — и те взялись его печатать.

Мур — один из самых интересных молодых художников в индустрии комиксов. Вместо гиперреалистичных, почти фотографических рисунков, принятых во многих американских комиксах, Мур рисует в утрированном, гротескном стиле — немного напоминающем мангу и старые мультфильмы с канала Cartoon Network. Мур не страшится насилия: поэтому его комиксы очень кровавые и в них много захватывающе нарисованных драк.

«Мы все собрались на этой планете точно не для того, чтобы вредить друг другу». Изображение № 2.

«Необыкновенный талант Лютера Строуда»

«Мы все собрались на этой планете точно не для того, чтобы вредить друг другу». Изображение № 3.

Скетчи Тредда Мура

Я медленно рисую, и из-за этого мне приходится выбирать все проекты заранее. Я с самого начала предупредил редактора в Marvel, что после первой сюжетной арки All-New Ghost Rider я вернусь к работе над «Лютером Строудом». В конечном счёте это был вопрос того, что герои этих комиксов значат лично для меня. Лютер Строуд, которого мы придумали три года назад с Джастином Джорданом, целиком и полностью наш. Это собственность, правами на которую обладаем только мы. Это та история, частью которой я бы хотел оставаться и дальше. С Призрачным гонщиком наоборот: несмотря на то что нового персонажа создали мы с Фелипе Смитом, он не наш. Мы любим Робби Рейса, но мы не владеем им. 

Работать на Marvel — это как быть приёмным родителем своему собственному ребёнку

 

Работать на Marvel — это как быть приёмным родителем своему собственному ребёнку. Ты придумал и создал персонажа, любишь его, воспитываешь, но приходит время, и ты осознаёшь, что он тебе не принадлежит. Призрачный гонщик и его история принадлежат Marvel, он находится в их вселенной. Как только одни парни перестают работать над комиксом, приходит очередь других становиться родителем герою. И знаете что? В этом нет ничего плохого. Кто-то другой может сделать с твоим персонажем такое, что тебе вообще и не снилось. Может произойти всё что угодно, ведь это не твоя собственность, она никогда ею не была и не будет.

 

Я думаю, и авторские комиксы, и комиксы крупных издательств одинаково ценны. Нет чего-то объективно лучшего, это же искусство, оно субъективное. В этом как раз, мне кажется, и есть вся красота разнообразия. То, что искусство видится всем и каждому по-разному, влечёт за собой кучу интересных споров. Оно может побудить людей сделать что-то суперкрутое, может свести их с ума или вообще изменить весь мир.

«Мы все собрались на этой планете точно не для того, чтобы вредить друг другу». Изображение № 4.

Кадр из «Необыкновенного таланта Лютера Строуда»

Рисовать обложки — одно удовольствие. Это не занимает много времени, при этом я могу рисовать необычных персонажей и неожиданные ситуации. Рисунок на обложке и весь остальной комикс довольно сильно отличаются, тут требуются разные навыки. В первую очередь, рисуя обложки, я гораздо больше внимания уделяю основам дизайна и некоторым художественным принципам и техникам. Такое разнообразие в моём портфолио мне по душе. Рисуя разные вещи, я не зацикливаюсь на чём-то одном, следовательно мне ничто не надоедает.

 

Как и большинство американцев моего поколения, родившихся в конце 80-х, я вырос в равной степени на аниме и манге и на американских комиксах и мультфильмах. Я играл во всевозможные видеоигры: японские, американские и европейские. Смотрел британские, китайские, американские и японские фильмы. В 90-е стало достаточно просто приобщаться к культурам других стран. Конечно, люди в разных местах делают совершенно разные вещи, но так как я открывал всё это для себя одновременно, мне показалось это совершенно нормальным. Ни западная, ни восточная поп-культура не была для меня лучше другой — они обе крутые. Происхождение произведений никогда для меня не играло большой роли. А аниме и японские видеоигры всегда были частью моей жизни, следовательно они и повлияли на меня.

Не знаю, почему насилие в искусстве сейчас более приемлемо, чем секс

 

Что я люблю в манге и аниме, так это энергетику и скорость. Я люблю дизайны персонажей, машин и оружия. Люблю огромное разнообразие сюжетов и то, каким странным может иногда аниме быть. Я люблю их эмоциональность, люблю то, что в манге и аниме истории не рассказывают в сумасшедшем темпе, иногда не стоит нестись, сломя голову, к концовке. Я люблю то, как они касаются каких-то важных тем без желания найти ответы на все вопросы. Это то, что повлияло на меня.

«Мы все собрались на этой планете точно не для того, чтобы вредить друг другу». Изображение № 5.

Скетчи для «Лютера Строуда»

Я думаю, никому на свете, особенно авторам, не повредит знакомство с рисунками и историями других народов. Чем больше ты знаешь мир, тем более уникальными и интересными ты можешь придумать своих персонажей. Игнорирование внешнего мира ничему не поможет. Вряд ли западным или восточным авторам комиксов нужно обязательно что-то занимать из иностранных культур. Главное — знать о них и быть в курсе тенденций, широкий кругозор помогает быть более ловким и умелым, да и в принципе никогда не будет лишним.

 

Мне всегда нравилось то, как художники изображают в комиксах насилие. Ну и я просто чертовски люблю рисовать кровь! То же самое касается всего фантастического и сверхъестественного. Я люблю истории про демонов, воинов, монстров, смерть, разрушение и кровь всю свою сознательную жизнь. Мне не интересно делать комиксы про будничную жизнь, исторические комиксы и так далее. Не поймите меня неправильно, я вообще люблю приземлённые истории. Только я не думаю, что создан для того, чтобы их рассказывать.

 

Я не знаю, почему насилие в искусстве сейчас более приемлемо, чем секс. Думаю, это связано по большей части с историческим грузом, который сковывает современное общество устаревшей моралью и пуританскими церковными нормами. Огромный пласт современного американского общества построен на христианских принципах, согласно которым любая половая активность, желание, сексуальная открытость должны пресекаться. В данный момент секс в мейнстримовых фильмах, играх и комиксах если и представлен, то чаще всего предельно просто и банально, лишь для того чтобы продать тот или иной продукт той или иной группе людей. Так быть не должно. Мне совершенно непонятно, почему многие родители будут больше огорчены тем, что их несовершеннолетняя дочь занялась сексом, чем тем, что их сын кого-то избил.

Несмотря на то что о многих вещах сейчас стесняются говорить публично, ничто не может погубить любознательность людей. Мы можем создавать и делиться любыми вещами почти мгновенно благодаря интернету. Нет ни малейшего смысла читать и узнавать то, что тебе не нравится, то, с чем ты не согласен. Не теряйте своё время, не теряйте свои деньги. Поддерживайте то, что любите. Поддерживайте тех, кого вы уважаете. Делитесь тем, что может изменить чью-то жизнь. Узнавайте больше, общайтесь, читайте, найдите то, что вам нравится. Создавайте то, что вам нравится. У нас очень много возможностей для развития, и от этого совершенно сносит крышу.

«Мы все собрались на этой планете точно не для того, чтобы вредить друг другу». Изображение № 6.

Кадр из «Призрачного гонщика»

Меня никогда не задирали в школе так, как моих персонажей — Робби или Лютера. Я не вырос в опасном районе, как они, но я глубоко переживаю за них. Есть такой тип героев, вроде Питера Паркера, — простые люди с понятными трудностями. Им всегда приходится бороться за существование, но творят они исключительно добрые дела. Этот архетип работает уже больше пятидесяти лет как раз потому, что каждый человек может понять того же самого Лютера Строуда или Робби Рейса. Люди могут соотнести себя с персонажем, которого гнобят, потому что каждому когда-нибудь причиняли вред.

 

Если есть то, ради чего мы все собрались на этой планете, то точно не для того, чтобы вредить друг другу. Люди выше этого, они сложнее, умнее и сильнее этого. Их сила — в любви, надеждах, мечтах, страсти. В желании выживать, любить, мечтать, расти и изменяться и заключается вся жизнь. Такие герои, как Питер Паркер, верят в лучшее, несмотря ни на что, не потому, что они тупые, наивные или просто не понимают своего положения. У них есть надежда, потому что они отказываются сдаваться, каким бы и вправду кошмарным ни было их положение. Я думаю, вот такое нерушимое чувство справедливости и такое же нерушимое желание жить — это те черты характера, которыми хотел бы обладать каждый.

Надеюсь, что подростков развлекают мои комиксы

 

Легко поверить в Питера Паркера, потому что он персонаж, который не кажется неуязвимым. Его проблемы реальны и опасны. Читатель переживает за Питера Паркера, искренне надеется, что жизнь у него наладится. Читатель хочет, чтобы персонаж преодолел все свои преграды, потому что на самом-то деле это заставляет самого читателя поверить в то, что он сам может преодолеть свои преграды.

 

надеюсь, что подростков развлекают мои комиксы. Я верю в то, что подростки, которым они нравятся, обнаружат в моих работах то, что затрагивает именно их. То, что побудит узнавать мир вокруг и в частности себя. Я надеюсь, мои рисунки вдохновят подростков на то, чтобы они при помощи ручек, карандашей, камер или компьютеров начали рассказывать свои собственные истории. Я уверен, страсть заразительна и привлекательна, и я надеюсь, что подростки, читая мои комиксы, чувствуют мою страсть к рисованию и рассказыванию историй. Я надеюсь, что моя работа может зарядить ребят энергией и креативностью примерно так же, как меня в своё время впечатлили другие художники. Я надеюсь, что каждый подросток, читая мои работы, не будет чувствовать себя ненужным или нелюбимым. Каждый имеет значение, нет лишних людей. Особенности могут быть даром, а уникальность должна поощряться

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.