Views Comments Previous Next Search
«Теперь вся студия знает, чем матрёшка отличается от берёзки»
 — Интервью на Look At Me

Интервью«Теперь вся студия знает, чем матрёшка отличается от берёзки»

Дизайнер Ольга Мидленко о том, как путь познания привёл её в Голливуд

Российский дизайнер Ольга Мидленко полтора года назад уехала в Лос-Анджелес, чтобы работать в компании Prologue, одной из самых заметных дизайн-студий, которая создаёт графику и титры к крупнобюджетным американским фильмам и сериалам. Недавно она стала арт-директором компании. Look At Me поговорил с ней о её работе и жизненном пути.

   

Ольга Мидленко

арт-директор

«Теперь вся студия знает, чем матрёшка отличается от берёзки»
. Изображение № 2.

Особенность школы в США заключается лишь в том, что университеты отвечают запросам индустрии

 

   

 

 

Как вы попали в Лос-Анджелес?

После того, как я окончила университет, все вокруг только и говорили о переезде туда. Все были одержимы идеями о самореализации, коллаборациях с лучшими студиями мира и познанием чего-то далёкого. Для меня это был вполне конкретный план. Я несколько лет работала ради того, чтобы в какой-то момент прыгнуть на следующий виток спирали. За годы работы в России я побывала в лучших студиях и познакомилась с лучшими людьми, но всегда знала о точке, после которой пространство начнёт быстро сжиматься и станет невыносимо тесно. Я слишком люблю то, чем занимаюсь, чтобы позволить себе быть зажатой в контексте.

Так случилось, что несколько моих друзей на тот момент уже жили в Лос-Анджелесе. Я постоянно была с ними на связи и понимала, в какие студии можно ехать и как это сделать. Оформление визы растянулось на два года, но это неважно по сравнению с тем, какую свободу я ощутила и насколько правильным было это решение. Сейчас, через полтора года, уже сложно отделить то, что было до приезда, и то, что случилось после. Просто мир стал шире.

А чем вы занимались в России?

Я окончила Ульяновский государственный университет по специальности «дизайнер интерьера». Но, к сожалению, в Ульяновске мало кого интересовали концептуальные пространства. Не было ни книг, ни единомышленников, ни достаточных знаний для того, чтобы работать по специальности. Ну а графический дизайн мне был понятен и интересен, он давал больше свободы. Окунуться в это направление можно было, переехав в Москву, что я и сделала.

В Москве я проработала около 6 лет. Переходила из одной студии в другую, находила при этом интересных людей, набиралась опыта. За это время я выросла от младшего дизайнера до арт-директора. Я работала в таких студиях, как: Red Keds, Direct Design, Shandesign, Leo Burnett, Interbrand, Good Moscow. Всё это время я занималась по большей части брендингом. Но чем сложнее становились проекты, тем менее они ограничивались каким-то специфическим направлением. Опыт, который я получила, работая в России, закалил сознание.

Чем отличается американский подход к графическому дизайну от российского? Там есть какая-то особая школа?

Я бы не сказала, что есть понятия «американского графического дизайна» и «российского». Да, есть ряд характерных особенностей в визуальных системах прошлых лет. Но сейчас все учатся друг у друга. Умение работать со временем, сюжетом, цветом, формой, композицией носит интернациональный характер. Особенность школы в США заключается лишь в том, что университеты отвечают запросам индустрии.

Также любой проект меняет интересы дизайнера и вектор его развития. Например, недавно мы работали над промороликом для нового сезона сериала «Американцы». Этот сериал — о советских шпионах. И, конечно, теперь вся студия знает, чем матрёшка отличается от берёзки, как одевались шпионы в СССР и какой была типографика советского времени.​

В ситуации когда большинство компаний интернациональные, когда у каждого есть доступ к ресурсам и возможности их эффективно использовать, когда работа над проектом — это труд не отдельно взятого артиста, а команды людей, каждый из которых со своим богатым опытом, я не вижу разницы между американским и российским дизайном. Проекты и их решения гораздо шире этого.

«Теперь вся студия знает, чем матрёшка отличается от берёзки»
. Изображение № 3.

 

Есть ли в США какая-то инфраструктура поддержки молодых дизайнеров? Как она устроена?

Да, механизм идеально отточен, и работает всё довольно просто. Ребята учатся всего 3 года, но при этом в них вкладывают столько знаний, что к моменту выпуска человек заточен под требования любой студии. Он адекватно реагирует на любые по сложности задачи. Конечно, работа с начинающими дизайнерами требует больше времени, но все выпускники, с которыми мне уже довелось тут поработать или просто познакомиться, знают, что всё возможно. У них есть и знания, и уверенность, и культура ведения проектов. Вузы не ограничены лишь графическими дизайнерами, архитекторами, интерьерщиками и дизайнерами одежды. Всё гораздо сложнее. Развитой индустрии необходимы более узкие специалисты.

На выпускные просмотры приходят руководители топовых компаний и нанимают ребят на работу. При этом образование здесь стоит довольно дорого, по сравнению с Россией. Но ты чётко понимаешь, за что платишь деньги. Твоё время расписано так, что тебе некогда дышать, и всё, что ты можешь делать, — это отдаваться тому, во что веришь. Я думаю, что такие условия отфильтровывают тех, кто случайно зашёл в профессию или не рассчитал свои силы. Остальных ждёт победа.


Насколько сплочённое сообщество дизайнеров в США? Там острая конкуренция?

Здесь, в Лос-Анджелесе, самое пекло индустрии, и вокруг только заинтересованные и даже одержимые профессией люди. Да, среда конкурентная, но в этом ведь и интерес: быть там, где есть на кого равняться, говорить с теми, кто тебя понимает. Профессиональные люди вокруг стимулируют, и опыт ты получаешь в разы быстрее. А если говорить о развитии, то наличие конкурентной среды не так важно, как умение говорить правду самому себе, делать то, что считаешь правильным, работать над собой, воспринимать знание как путь.

Помимо этого, тут совсем другая культура профессии. Проекты ведутся с жёстко выверенным таймингом, с людьми, которые горят желанием работать и делать это каждый раз лучше, чем вчера, с ресурсами, которых здесь более чем достаточно, чтобы реализовать любой по сложности проект. Ну и, видимо, вдобавок ко всему этому хорошая погода круглый год делает людей открытыми и счастливыми, уверенными в себе и спокойными. В такой атмосфере возможно всё.

«Теперь вся студия знает, чем матрёшка отличается от берёзки»
. Изображение № 8.

Титры должны быть созвучны вибрации фильма, отражать идею сюжета, образ персонажа, суть конфликта

 

   

 

 

Чем вообще занимается компания Prologue? Что она делает, помимо титров?

У многих Prologue ассоциируется в основном с титрами. Но компания работает с разными визуальными формами. Это и графика для фильмов, и коммерческая графика, и гейминг, и брендинг, и vfx, и бродкаст. Любой проект от первых бордов до финального рендера и монтажа делается внутри студии, собственными ресурсами и благодаря профессиональному менеджменту и креативному дирекшену Кайла Купера, основателя компании.

Что для вас титры и графика к фильму? Это своего рода рама или полноценная часть произведения?​

Работа над фильмами не ограничивается титрами, да и титры бывают разные: opening titles, end titles, location cards, main titles, opening sequences, end sequences, а также любая графика — всё это — часть произведения.

При этом титры сами по себе — это многозадачная и сложная система. Во-первых, они должны быть созвучны вибрации фильма, отражать идею сюжета, образ персонажа, суть конфликта. Во-вторых, они должны быть уникальной графической системой. В этом аспекте титры ничем не отличаются от корпоративного брендинга, которым я занималась много лет в России. Для меня нет разницы между титрами к фильму и, например, книгой. И в том и в другом случае артист работает с образами, с историей, просто у писателя и художника разные инструменты. Титры — это плод творческой работы дизайнеров, результат профессиональной реакции на бриф, умение срежиссировать работу команды, получив при этом результат и сохранив чистоту идеи. Можно сказать, что титры — это самостоятельное произведение.

Бывают ситуации, когда клиент просит просто поработать с текстом и найти подходящую гарнитуру. Но даже тогда я не могу сказать, что титры — это рамка для фильма, потому что просто шрифтовая гарнитура будет последним, что мы предложим клиенту. Титры — это не только то, что зритель видит в результате на экране. Это в десятки и сотни раз больше работы.

«Теперь вся студия знает, чем матрёшка отличается от берёзки»
. Изображение № 13.

 

Какой из ваших проектов — любимый?​

Любимые проекты — это те, которые меня чему-то учат. За все годы таких было много. Но из последнего, пожалуй, запомнились больше всего несколько:

Для фильма Риддли Скотта  «Исход: цари и боги» мы работали над логотипом и над графикой для легенды, открывающей фильм. Утверждён был только логотип и шрифт фильма, который мы спроектировали с нуля. Хоть легенда к фильму и не была утверждена, работа над ней заняла несколько месяцев, и её сопровождали много решений и тестов, а для меня она была важна тем, что я вела проект, начиная с дизайна бордов и заканчивая работой с командой аниматоров, монтажёров, vfx- и 3D-художников. Я впервые осознала степень ответственности за результат.  

В 2014 году вышел фильм «Черепашки ниндзя». Мы работали над прологом к нему. Я отвечала за стиль и отрисовку ключевых кадров. Это был первый серьёзный проект, на примере которого стало понятно, как устроен пайплайн, как работать слаженно и продуктивно в составе большой команды. Это был очень ценный опыт.

Для сериала «Салем» мы делали открывающие титры. Это был один из первых проектов, где, помимо работы над дизайном, я была в составе съёмочной команды. В съёмках участвовали очень опытные и профессиональные ребята. У них было чему научиться.

Также прошедший год стал знаковым благодаря работе над спотами к игре Destiny. Я работала над дизайнбордами, и это был важный момент, после которого стало понятно, что есть проекты, ради участия в которых отдашь всё своё время.

Вам интереснее создавать новую визуальную реальность
или дополнять настоящую?​

Мне всегда интереснее придумать новое. Причём, только приехав сюда, я поняла, что никогда в жизни так много не придумывала. В конкурентной среде, когда ты работаешь параллельно с десятком профессиональных дизайнеров, ты начинаешь придумывать лучше и больше. Мне нравится этот ритм. За полтора года было сделано около 60 проектов, что на самом деле очень много. Почти все они были реализованы и дополнили реальность фактом своего существования.

А какие у вас источники вдохновения?​

В поисках идей для проектов каждый раз приходится пробираться через обилие информации. Если вчера сознание рассекал свет в архитектуре Тадао Андо, то сегодня оно разложилось в палитру живописи Николы Самори. И так каждый день. Но с начала работы здесь я чётко поняла, что именно вдохновляет больше всего. Нет ничего важнее, чем быть там, где твои идеи ценят, там, где с тобой говорят на одном языке. Для меня только здесь это стало реальностью.

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.