Views Comments Previous Next Search
6 экспонатов биеннале, которые объясняют 
Кавказ — Интервью на Look At Me

Интервью6 экспонатов биеннале, которые объясняют
Кавказ

Экскурсия по выставке анонимного коллектива «Безудержные»

В рамках основного проекта Шестой московской биеннале современного искусства около Центрального павильона ВДНХ соорудили маленький корпус под названием «Кавказ». В нём проходит выставка анонимного коллектива «Безудержные», которая состоит из найденных объектов, описывающих культуру современного Кавказа. Look At Me поговорил с представителем группы, который рассказал о самых важных объектах выставки.

 

Кто такие «Безудержные»
и почему они анонимны

6 экспонатов биеннале, которые объясняют 
Кавказ. Изображение № 2.

Представитель группы

6 экспонатов биеннале, которые объясняют 
Кавказ. Изображение № 3.

«Группа „Безудержные“ — это художественный коллектив, который не занимается производством художественных объектов. На самом деле интерес группы составляют антропологические и социокультурные исследования. «Безудержные» — это в первую очередь просто группа друзей, куда входят художники, кураторы, дизайнеры, писатели, копирайтеры, безработные и бездельники. Их творческие и повседневные интересы сочетаются с большой любовью к Кавказскому региону. Большая часть участников группы происходит именно оттуда, остальные — каким-то образом тесно с ним связаны.

Группа анонимна, потому что её участники профессионально — люди, работающие в очень разных направлениях. У некоего абстрактного художника, который входит в эту группу, есть своя поэтика, свой творческий путь и свой рынок, которые не пересекаются с тем, что представлено на выставке. У кураторов из группы есть кураторские цели и задачи, которые связаны с этой выставкой лишь отчасти. Получается, что их анонимность — не романтизированного характера, призванная подогреть интерес к проекту, а особая двойственность наблюдателя, создание дистанции, которая позволяет работать в десакрализованном, паранаучном пространстве.

Пьер Бурдьё говорил о двойственности наблюдателя, когда человек, родился на какой-то географической территории, внутри определённой региональности, но социализировался и работает на другой территории, благодаря этому он может судить о предмете изучения с двух сторон — он как бы вовлечённо отчуждён. Например, один из участников выставки — преподаватель университета Сорбонны, который пишет научную работу о социоэкономическом развитии одного итальянского региона в Средние века. Но при этом он учился в одном из ведущих российских вузов и был активно вовлечён в местное кавказское комьюнити. Он нашёл возможность поделиться своими наблюдениями о кавказском регионе, сочетая потенцию антрополога, которую получил в Москве, с классической профессионализацией как историка в Париже».

Что за выставку устроили
во временном павильоне «Кавказ»

«Это не выставка современного искусства. Это выставка коллекции группы „Безудержные“. Большая часть этих объектов — найденные, то есть objets trouves или реди-мейды. Более того — это выставка-диалог, потому что у некоторых объектов есть собственная история, связанная с конкретными людьми. Участники группы связывались с кавказскими магазинами модной одежды и местными обувщиками, чтобы получить некоторые из артефактов. Группа путём коллективного интеллектуального усилия пытается деконструировать, разобрать, представить и переосмыслить коды, истории и мифы, выраженные в объектах. При этом разбор может быть как строго научным, так и романтизированным».

 

 

6 важных экспонатов с выставки

   

 

Три пары остроносых ботинок

6 экспонатов биеннале, которые объясняют 
Кавказ. Изображение № 4.

«В Дагестане есть известные обувщики по имени Асап Асапов и Ахмед Ахмедов. Это не шутка: их правда так зовут. Они получили от «Безудержных», так сказать, культурное задание, которое умещается в одну строчку: «Через три пары обуви покажите эволюцию кавказских туфель от XIX века к XXI веку». Объект располагается в центре экспозиции не случайно. Туфли — это важная антропологическая деталь, которая характеризует кавказских мужчин. Есть расхожий стереотип, что они любят остроносую обувь. Мы считаем, что особенная любовь к такой обуви в регионе, возможно, имеет скрытую дорефлексивную природу. Один из самых правомерных стереотипов о кавказском воине — сильная, обросшая романтическими мифологемами связь с боевым конём. Если изначально носок обуви закругляли, чтобы эффективнее фиксировать ногу в стремени, то сегодня удлиняющийся нос туфли пытается компенсаторно зацепиться за разорвавшуюся в XX веке историческую связь с боевым другом, фантомной болью отзывающейся в сердце джигита».

 

 

«Азербайджанский бургер»

6 экспонатов биеннале, которые объясняют 
Кавказ. Изображение № 5.

«Единственный современный художник, который участвует в выставке, — Фархад Фарзалиев. Одна из его работ — «Азербайджанский бургер». Это композиция из кошелька, пачки сигарет, мобильного телефона и ключей. Практика инвентаризации культурных явлений, часто незаметных невооружённому глазу и недоотрефлексированных даже людьми, которые эти максимы являют, свойственна творчеству Фарзалиева. Эта композиция называется бургером, потому что состоит из нескольких слоёв. Она появляется, когда кавказский мужчина заходит в ресторан, и первое, что он делает — это выкладывает на стол «всё своё богатство». Через эти репрезентанты просматривается его сигнатура, то есть какие социальные сигналы он подаёт. Кошелёк Porsche говорит о сопричастности миру дорогих автомобилей. На тонких сигаретах написано предупреждение о вреде курения на английском языке, то есть это импортные, «дьютифришные», эксклюзивные сигареты. Мобильный телефон Nokia Luna носят только очень солидные мужчины, которые «занимаются делами». Его отличает характерный щелчок, с которым он открывается. Ну и ключи от автомобиля. То есть человек, приходя в ресторан, как бы вышвыривает, кладёт на стол собственную самость, нарочито предъявляя её окружающим».

 

 

Заглушки для ремней безопасности

6 экспонатов биеннале, которые объясняют 
Кавказ. Изображение № 6.

«Я впервые увидел эту вещь, когда сел в шикарный навороченный автомобиль своего мегрельского друга. Эти заглушки вставляют в отверстия для ремней безопасности, чтобы система безопасности не подавала сигнал в виде писка. Интересно и то, что вставляют их ещё и туда, где они не пищат, то есть в машину, не оборудованную этой технологией, просто шика ради. Но здесь тоже есть несколько скрытых значений. Одно из них — пренебрежение правилами техники безопасности. Но это и современная интерпретация джигитства».

 

 

Видео с эротичным мужским танцем
и сцена ставропольской команды КВН

6 экспонатов биеннале, которые объясняют 
Кавказ. Изображение № 7.

«Это своего рода хореографический цикл. Работа с танцем (На фото — справа) — это найденное видео с мобильного телефона, что понятно по его презентации в узкой полосе. Оно помогает осмыслить современную кавказскую культуру, где существует культ мужского, маскулинного, крепко сбитого тела и мачистского поведения. В постсоветскую эпоху этот культ начинает переживать сдвиги. В данном случае мужчина уже настолько уверен в собственной мужской самости, что может позволить себе иронию над собой через хореографический рисунок вот этого гомоэротичного танца. При этом чувствуется, что он иронизирует и над иронией, выкладывая этот танец.

А это видео ставропольской команды КВН, в котором в юмористической манере обыгрывается романтическая традиция похищения невесты на Кавказе. В ней абсолютно эмансипированная, почти вульгарно одетая девушка гуляет по одноэтажному дачно-кишлачному посёлку, танцуя под современную западную музыку. Позади неё идёт такой бывалый мальчишка, и под звуки лезгинки её быстро закидывают в машину. Получается пересечение нескольких культур, эпох и социальных измерений».

 

 

Приспособления для слома ушей

6 экспонатов биеннале, которые объясняют 
Кавказ. Изображение № 8.

«На Кавказе существует маскулинная практика слома ушей. Это делают, чтобы походить на борцов, ведь борьба на Кавказе — традиционная вещь. Чтобы быть похожими на победителей соревнований, мужчины (пусть это скорее любопытное исключение, чем правило) пускаются на такие соматические эксперименты. Здесь приведены примеры из интернета, где эта практика подана как услуга. Вот, например, могут ухо сломать за 500 рублей. Есть даже анекдот, что сломать левое ухо стоит на 200 рублей дороже, чем правое, чтобы проезжающие автомобилисты знали, кого бояться. Процедура делается с помощью шахматной доски (она зажимается и резко складывается) или двумя бутылками с водой. Берут две бутылки с закрученными крышками и ими стучат по уху. Оно ломается, потом оттуда выкачивается кровь, и оно деформируется».

 

 

«Угги» «от» «Шанель»

6 экспонатов биеннале, которые объясняют 
Кавказ. Изображение № 9.

«Этот экспонат не об уггах и не о стразах и даже не о поддельных вещах. Обувь UGG, чей бренд вообще-то закреплён за одноимённой австралийской фирмой, украшен искусственным жемчугом и значком Chanel. Это говорит об очень особенном отношении к брендам на Кавказе. О том, что бренд, по сути, «выковыривается» из аутентичного контекста, поскольку всем очевидно, что такое Chanel и что такое UGG и что они в принципе не могут существовать вместе, потому что это две принципиальные максимы двух не связанных друг с другом брендов. Таким образом, бренд на Кавказе превращается в чистый орнамент».

 

фотографии via Сергей Иванютин, Shutterstock

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.