Views Comments Previous Next Search
«То, что происходит 
в музее, будет 
происходить везде»
 — Интервью на Look At Me

Интервью«То, что происходит
в музее, будет
происходить везде»

Архитектор Ник Аппельбаум — о настоящем и будущем музеев

28 октября в Москве начался форум «Открытые инновации». На него пригласили американского архитектора Ника Аппельбаума, сотрудника бюро Ralph Appelbaum Associates, авторов инновационных интерьерных и экспозиционных решений для музеев по всему миру. Look At Me спросил у него, зачем музеи нужны сейчас, какими они должны быть и что их ждёт.

«То, что происходит 
в музее, будет 
происходить везде»
. Изображение № 2.

 

Национальный музей доисторического периода

Тайвань,

2002 год

Бюро Аппельбаума создало интерьеры музея для археологических находок, которые обнаружили на Тайване во время строительства железнодорожной станции Тайтунг. Классический подход с фигурами людей в масштабе 1:1 соединился с применением мультимедиа и экранов, которые создают необходимый контекст для разных сцен и артефактов.

 

 

О роли музея в современном мире

 

Ник Аппельбаум

архитектор

«Музей — это сердце современных общественных пространств, потому что мы становимся умным обществом, только если культурно привязаны к идее музея. Всё потому, что в музеях показывают то, о чём мы больше всего беспокоимся и заботимся. Они становятся витринами наших надежд и ожиданий от будущего. Музеи обогащают и оживляют общество, поскольку способны создавать сообщества вокруг себя. Так что музеи производят социальное благо почти в любом историческом и культурном контексте».

 

О том, что производит музей

«Вопроса о том, что для музея важнее производить — знание или опыт — на самом деле, не стоит. Между ними нет разницы. Главное требование к музею — способность образовывать. А уж как он это делает — зависит от каждого конкретного случая. Не существует универсального способа рассказать историю, так же как и нет идеального посетителя. Знание можно передавать различными путями, в том числе — через эмоциональный опыт.

И да, музей должен развлекать. Но он опять-таки не должен забывать о своей основной функции — образовывать. Если он становится игровой площадкой или тематическим парком, он теряет достоинство и определение музея, которое во многом состоит в серьёзности. Я думаю, что, когда музей перестаёт быть серьёзным, он перестаёт быть музеем и становится чем-то другим. А когда он становится чем-то другим, его ценность в глазах общества уменьшается».

 

«То, что происходит 
в музее, будет 
происходить везде»
. Изображение № 3.

 

Национальный мемориал Холокоста

Вашингтон,

1993 год

Бюро Аппельбаума создало музей Холокоста по «театральному» принципу. Зрительский опыт построен как контролируемое эмоциональное путешествие по трём актам на трёх этажах здания. В экспозиции разместили крупномасштабные объекты, в том числе привезённые из Польши и Германии: например, часть барака из Аушвица, рельсы из Треблинки и одна из лодок, на которых датчане вывезли всех евреев страны в нейтральную Швецию.

 

 

О рассказывании историй

«Я предпочитаю создавать музейные пространства с встроенными в них нарративами, пусть большинство музеев в мире и выставляют артефакты и произведения искусства без какого-то пронизывающего сюжета. Так что приходится работать с обеими формами. В принципе, место в современных музеях найдётся и для нарратива, и для «витрины». Добавлять нарратив особенно полезно для молодых людей, потому что именно они позволяют лучше понять, как жили люди в прошлом».

 

Проекты Ральфа Аппельбаума:

Еврейский музей и центр толерантности
в Москве

Национальный мемориал Холокоста
в Вашингтоне

Национальный музей Шотландии
в Эдинбурге

Музей транспорта 
в Лондоне

Музей естественной истории
в Солт-Лейк-Сити

Музей Walmart 
в Бентонвиле

Музей португальского языка 
в Сан-Паулу

 

 

Об изобилии текста в музеях

«Важно рассказывать истории через текст, поскольку использование и понимание слов — база человеческого интеллекта. Так что текст — это теперь обязательная часть музейного пространства. Но важно и то, что люди обладают другими способностями, помимо чтения. Некоторые хорошо учатся чему-то с помощью движений тела, другие — слушая, третьи — с помощью визуальной информации. Потому музеи должны быть демократичными. Нужно понимать, что необходимо создавать возможность переживания опыта и знания для каждого посетителя, в зависимости от возраста, культурного опыта и предпочтений по поводу формы обучения. Я хочу, чтобы музей был доступен для всех, и потому создаю пространства, которые удобны наибольшему числу тех, кто хочет учиться. Об обычных посетителях я думаю гораздо меньше, чем о тех, кто приходит в музей получать знания».

 

«То, что происходит 
в музее, будет 
происходить везде»
. Изображение № 4.

 

Еврейский музей и центр толерантности

Москва,

2012 год

Пространство одного из важных конструктивистских зданий Москвы, Бахметьевского гаража, Аппельбаум разделил на восемь секторов, которые объединены в 120-метровый таймлайн о жизни евреев в России. Одним из главных аспектов стала интерактивность: в некоторых зонах зрители могут сами выбирать, о чём конкретно они хотят узнать, и вступают во взаимодействие с объектами.

 

 

О будущем музеев

«Последние 20 лет много говорят о design thinking, мышлении выпускников школ искусств, которое начинает влиять на мышление всех людей в мире. Я думаю, что в будущем мы сможем говорить о museum thinking. Это те принципы мышления, которые мы используем, когда организовываем пространство и экспозицию музея. Это особенные стратегии организации информации и того, как один нарратив может отображать разнообразные точки зрения.

Я думаю, что будущее музея шире, чем сам музей. Концепт музея постоянно меняется: сейчас мы уже не воспринимаем его как просто место показа коллекции артефактов, теперь музеи насыщены мультимедиа. Следующий этап в эволюции — это пространство без пространства. То, что происходит в музее, будет происходить везде. Иначе говоря, все общественные пространства, в которые вложена хоть какая-то информация, начнут организовываться по принципу музея. Можно сказать, что весь мир станет музеем, производящим знание. Экосистема традиционного музея в аспекте того, как в нём устроен обмен информацией, станет базой для таких процессов во всём обществе».

 

Фотографии via Ralph Appelbaum Associtiates

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.