Views Comments Previous Next Search
Алексей Ивановский о том, зачем делать статьи интерактивными — Арт-директоры на Look At Me

Арт-директорыАлексей Ивановский о том, зачем делать статьи интерактивными

Серия интервью с главными российскими арт-директорами

Алексей Ивановский о том, зачем делать статьи интерактивными. Изображение № 1.

интервью
Анна Савина

Алексей Ивановский о том, зачем делать статьи интерактивными. Изображение № 2.

фотографии
Андрей Герасимчук

Look At Me продолжает серию интервью с российскими арт-директорами, которые не только меняют современные СМИ, но и формируют визуальные привычки читателей, обучают коллег и пробуют задать мировые тенденции в рамках отдельно взятой страны. Новое интервью из серии — разговор с Алексеем Ивановским, арт-директором онлайн-издания W-O-S.

  

Алексей
Ивановский

Арт-директор
w-o-s.ru

Научная колонка

w-o-s.ru/tags/oblast_neznaniya

Алексей Ивановский о том, зачем делать статьи интерактивными. Изображение № 3.

Алексей Ивановский о том, зачем делать статьи интерактивными. Изображение № 4.

Меня не так интересует выбор шрифта, как следующий уровень абстракции, на котором все части материала живут, двигаются
и взаимодействуют с читателем

Алексей Ивановский о том, зачем делать статьи интерактивными. Изображение № 5.

  

 

Алексей Ивановский о том, зачем делать статьи интерактивными. Изображение № 6.

Недавно вы прочитали лекцию про связь науки и дизайна. Как ваше увлечение наукой влияет на работу в W-O-S?

У меня есть предположение, что никак не влияет. Правда, есть также долгий окольный путь, с помощью которого можно объяснить, как наука связана с моей работой. На лекции мы говорили о попытках подходить к дизайну с точки зрения нейрофизиологии и нейроэстетики и с помощью этих наук понять эстетические феномены. Вся лекция была построена на том, что мы пытались посмотреть на то, чем занимаемся, с более дальней точки зрения. Чем дольше человек занимается чем-то, тем больше его взгляд фокусируется на одной теме. Целью лекции было посмотреть на дизайн в более широком контексте, и именно поэтому, мне кажется, она была так хорошо принята. Не могу сказать, что такой взгляд приводит от дальней точки к конкретному воплощению, это просто подход к решению проблем.

Наверное, по меркам индустрии, я не являюсь суперклассным арт-директором. Я в этом мало что понимаю, и моя сильная сторона заключается как раз в том, что я стараюсь смотреть на задачи с очень далёких позиций, на другом уровне абстракции. Я думаю не только о том, как сделать хороший интерфейс, но и о том, почему вообще интерфейс надо делать хорошим, почему наш хороший интерфейс и инструменты, которые мы используем, выглядят именно так. Всё это накладывает отпечаток на мою работу.

Вы ведёте блог о науке на W-O-S. Насколько это важно для вас, и как вы совмещаете работу автора и дизайнера?

Очень хороший механизм взаимодействия заключается в том, что если я что-то пишу, то я выполняю две роли одновременно. Я сам пишу материал и потом сам его собираю, и это полезно для понимания того, как работает структура материала. Я могу придумывать и смысловую, и графическую структуры, и всё это на всех уровнях правильно «схлопнется». Поэтому редакция считает, что на то, что я делаю сам, я трачу значительно больше времени и сил — это выглядит несколько иначе, чем обычные статьи. На самом деле я просто нахожусь в редкой ситуации, когда смотрю на материал с двух позиций: и как автор, и как дизайнер и  арт-директор.

Структура материала — это ведь не то, как он лежит на странице. Если материал хорошо структурирован, это можно просто отразить на бумаге, а если нет — то какой дизайн не разводи, это будет просто размазывание по листу.

Алексей Ивановский о том, зачем делать статьи интерактивными. Изображение № 7.

«Чёрная магия» на W-O-S

 

Как создаются интерактивные материалы W-O-S?

Все наши материалы — плод коллективного труда, мы всегда подробно обсуждаем их во время летучек. Мы договариваемся, какую идею берём, каким именно способом её реализуем, и поэтому у редакторов есть представление о том, что нужно делать. Например, у нас есть страница с 50 объектами, у каждого из которых должен быть заголовок, подзаголовок и 300 знаков описания, и интерактив будет такой: при наведении курсора на эти объекты должно что-то появляться. Все знают об этой идее, и, когда мы вместе собираем материал, то кусочки пазла стыкуются друг с другом, потому что они были сделаны для одного механизма. Проблемы могут возникнуть, если мы недостаточно хорошо договорились и сделали кусочки разных механизмов, а потом, когда принесли их, поняли, что они не подходят. В этом прелесть и проблемы такой коммуникации. Одна сторона должна учиться слышать другую, чтобы потом у всех проблем было меньше.

Скоро у W-O-S будет очередной новый дизайн. Что изменится?

Все редизайны сайта — это процесс моего обучения, я учусь быть веб-дизайнером и арт-директором. Когда я пришел, то не умел вообще ничего и создавал полный шлак, и по мере того, как учился, я что-то переделал. Сейчас мы освоили новые технологии и всё изменили с сильным акцентом на удобство для пользователя, хотя этим WOS никогда не славился. Это будет довольно неожиданный дизайн, особенно для читателей, но тем интереснее.

Каждый редизайн правил какие-то ошибки в прошлом — для нас это такой процесс бесконечного прототипирования. Наверное, меня ненавидят программисты за это, и сейчас мы стараемся сделать более унифицированную систему. Нам хочется, чтобы W-O-S было ещё проще переделывать, и эта возможность была заложена в самом сайте, потому что до этого нам каждый раз приходилось писать его почти с чистого листа.

По рыночным меркам такое количество редизайнов — это абсурд, просто бессмысленное разбрасывание ресурсами. Но я не знаю, как правильно, и не могу прийти и сказать, что надо делать так и не иначе. Поэтому мы делаем попытку, смотрим, что в ней не так, и пытаемся исправить дальше. При этом недавно у нас появились несколько заказов «на сторону», то есть мы начали работать как дизайнерское бюро. Было уже несколько проектов и ещё несколько впереди, так что количество дизайна, производимого в W-O-S, довольно велико.

Алексей Ивановский о том, зачем делать статьи интерактивными. Изображение № 8.

 

Как бы вы хотели, чтобы развивался W-O-S?

Мне бы хотелось, чтобы W-O-S развивался в трёх направлениях. Во-первых, нужно, чтобы у нас оставались статьи и улучшалось качество материалов, во-вторых, я бы хотел, чтобы мы работали, как дизайн-бюро, и в-третьих — чтобы производили инструменты и сервисы, которые бы лежали на нашем домене и давали бы пользователям возможность делать новые и полезные вещи в интернете.

Сервисы — это ещё один шаг прочь от бумаги. Все привыкли, что можно публиковать статьи, и все публиковали статьи, а сейчас все задались вопросом: что ещё, кроме статей, можно делать в интернете? Первый ответ на этот вопрос — это возможность делать интерактивные статьи, а второй — это возможность делать интерактивные нестатьи, и так все пришли к сервисам. Скорее всего, потом кто-нибудь скажет, что инструменты не нужны, а нужно что-то ещё.

Мне кажется, игра только началась, и всё находится на самой ранней стадии развития. Никто не понимает правил игры, и все тыкаются, как слепые котята. Интересно представлять, в каком интернете будут существовать школьники, которым сейчас 13 лет. Если для них интернет ограничивается «ВКонтакте», то как с ними общаться, и что им нужно? Не знаю. В этом вся прелесть, это очень молодая и интересная среда.

Как вы думаете, почему к W-O-S стали обращаться с заказами?

W-O-S всегда ассоциировался с графической стороной дела, и это, как мне кажется, его сильно отличало от всего остального. Если представить себе условное соотношение между неграфическим и графическим контентом, то у нас намного больше именно графического контента, что не совсем типично для СМИ. Нельзя сказать, что у нас самый лучший и правильный дизайн: может быть, он запоминался, потому что был отвратительным, и ассоциировался с мемом про кровь из глаз.

Сейчас появляется много инструментов для дизайна в digital-сфере, и мы очень много всего пробуем и перебираем. Кто-то что-то видит, кому-то что-то нравится. Мы перепробовали много разных технологий и подходов, и что-то из этого могло зацепить наших заказчиков.

  

В популярном материале W-O-S «Лицо. Рука. Книга» было показано, как могли бы выглядеть интернет-аккаунты героев русской литературы

Алексей Ивановский о том, зачем делать статьи интерактивными. Изображение № 9.

 

Какие главные задачи нужно было решить с помощью редизайна?

Сейчас для меня важнее всего админка, которую мы написали. Наши материалы делятся на два типа: те, которые я могу собрать вручную без помощи программистов, и те, которые без программистов собрать нельзя. В таком случае ты должен открыть InDesign, нарисовать макет, отдать его программистам, и они почти с чистого листа кодят. В последнее время мы стараемся увеличить количество материалов, которые можно делать в админке. У нас она и сейчас довольно сложная: имитирует скорее графический редактор, нежели текстовой, и больше напоминает InDesign, чем Word. Однако это довольно статичный графический редактор, и мне хочется туда добавить как можно больше интерактива, который я мог бы делать сам, без помощи программистов.

Сразу после запуска новой версии сайта мы начнём доделывать админку, чтобы в ней можно было создавать интерактивные материалы без помощи программистов. Мне хочется, чтобы визуальное впечатление от статьи было неожиданным. Важно поставить на поток производство графически сильных и выразительных материалов.

Это, возможно, и делает меня не очень хорошим арт-директором. Меня не так интересует выбор шрифта, как следующий уровень, на котором все части материала живут, двигаются и взаимодействуют с читателем. Вся выразительность в интернете сейчас связана с динамикой и интерактивностью, и поэтому создание инструментов, позволяющих работать без привлечения программистов, — это то, что для меня очень важно. Кроме того, потом мне хотелось бы делиться этими инструментами с другими.

Алексей Ивановский о том, зачем делать статьи интерактивными. Изображение № 10.

«Азиатки или секс-игрушки» на W-O-S

 

Как вы решаете, какие материалы должны быть интерактивными, а какие — нет?

Это зависит от структуры материала. Если взять материал с традиционной структурой — например, колонку про москвичей — и попробовать сделать её интерактивной, то ничего не получится, потому что сама структура материала этого не позволяет. Ты должен отойти на шаг назад и понять, как можно выразить идею колонки по-другому. Тогда из этого будет просто сделать органичный интерактивный материал. Успешные материалы про политику, созданные ещё в прошлом году, так и делались. У нас была идея, которую мы хотел донести, и мы понимали, что можем написать колонку, которая соберёт 10 тысяч просмотров, но если мы придумаем интерактивный материал, то это может собрать 100 тысяч просмотров.

Почему это так работает? У меня есть теория, которая, конечно, может быть не верна. Мне кажется, что человек каталогизирует всё, что видит, и у него есть полочка «статья в интернете», и он складывает туда все материалы, которые соответствуют схеме картинка-текст. Если ты хотя бы на шаг отходишь в сторону и делаешь не статью в интернете, а, например, генератор статусов для «Фэйсбука», то тогда он не помещается на эту полку и существует отдельно.

Такой подход вызывает разную реакцию: кто-то считает, что это здорово, а кто-то — что это ужасно и что нас надо уволить и выколоть нам глаза. Обе эти реакции — это хорошо, потому что самое плохое, если говорят: «Хм, ещё одна колонка». Я привык к разным реакциям. Шутка про W-O-S, как Всероссийское Общество Cлепых, живёт довольно крепко.

  

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.