Views Comments Previous Next Search
Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий — Арт-директоры на Look At Me

Арт-директорыИрина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий

Серия интервью с главными российскими арт-директорами

Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий. Изображение № 1.

интервью

Даниил Трабун

Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий. Изображение № 2.

фотографии
Андрей Герасимчук

Look At Me продолжает серию интервью с российскими арт-директорами, которые не только меняют современные СМИ, но и формируют визуальные привычки читателей, обучают коллег и пробуют задать мировые тенденции в рамках отдельно взятой страны.

Ирина Волошина разрабатывала айдентику практически всех продуктов издательского дома «Афиша»: головное издание, сервисный сайт с расписаниями, журналы «Мир» и «Еда», а также фестиваль «Пикник Афиши». Кроме того, Ирина несколько лет преподавала типографику в БВШД. После многих лет работы в компании она вместе с командой перешла в «Яндекс», чтобы создавать медийные продукты в технологической компании. Look At Me поговорил с Ириной Волошиной о дизайн-принципах, инструментах будущего и о том, чем она будет заниматься в корпорации.

  

Ирина
Волошина

Заместитель руководителя направления медиа-сервисов по дизайну «Яндекса»

Аккаунт на Pinterest

pinterest.com/iravoloshina

Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий. Изображение № 3.

Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий. Изображение № 4.

Дизайнерский снобизм невозможен, когда ты говоришь с широкой аудиторией

Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий. Изображение № 5.

  

 

Почему именно сейчас «Яндексу» нужны люди с таким опытом работы, как у вас? Вы работали в журнале «Афиша» со дня его основания.

Мы перешли из объединённой компании «Афиша-Рамблер-Суп» целой командой, чтобы заниматься медийными проектами. Сейчас, после покупки «КиноПоиска», ясно, что «Яндекс» начинает выступать на несвойственной ему территории. Нужно не просто агрегировать, но производить контент в том или ином виде. Я говорю «в том или ином виде», потому что это всё равно отличается от концепции медийного продукта в его первоначальном понимании. Всё-таки это проекты, где сервис и медиа будут взаимодействовать, где параллельно с чтением отзыва пользователь сможет сразу купить билет.

Когда мы беседуем с арт-директорами, они объясняют, каким образом рассказывают истории. Это определённые принципы, которыми арт-директор руководствуется в своей работе. Какую историю рассказывал журнал «Афиша» под вашим началом?

Контент был превыше всего. Поэтому дизайн, который мы там делали, никогда не был декларацией наших эстетических вкусов. Мы всегда делали то, что нравится нам самим, но хотелось, чтобы это было немножко «тише» — чтобы мы прежде всего рассказывали истории, а потом уже люди замечали, что под этим есть какие-то эстетические принципы. Я читала интервью Ивановского на Look At Me. Мне дико нравится то, что он делает, но там мы видим именно новые эстетические высказывания, поиск своего визуального пути. Хочется им того или нет, но они эти пути создают. Мы же очень намеренно все наши эксперименты проводили точечно: например, в рамках каких-то спецпроектов. Есть некоторое представление о вежливости в разговоре с широкой аудиторией. И вот эта вежливость, графическая, была для нас очень важна.

Дизайнерский снобизм невозможен, когда ты говоришь с широкой аудиторией. Это вызывает жёсткое противодействие со стороны людей. Это как разговаривать с человеком, выступающим со снобистских позиций: «Я такой, я знаю лучше, поэтому давайте со мной с моей интонацией разговаривайте».

Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий. Изображение № 6.

Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий. Изображение № 7.

Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий. Изображение № 8.

Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий. Изображение № 9.

Сайт и постер последнего «Пикника Афиши»

Сравнительно недавняя айдентика фестиваля «Пикник Афиши» от строгого стиля других продуктов издательского дома отличается.

С «Пикником» вышло любопытно. Мы тогда сделали штуку, которую сейчас используют многие компании: это из года в год меняющаяся айдентика. Всё, что можно зафиксировать, — это некоторые общие стилистические ходы, связанные с брендом «Афиши». Цветовая гамма, наличие логотипа и мотив, который используется из года в год — зелёная трава. Всё остальное — изменчивая вещь: сначала мы работали с типографикой аккуратно, потом, когда поняли, что нас узнают, стали всё больше и больше размывать границы. Каждый год айдентика «Пикника» полностью меняется. У фестиваля нет зафиксированного логотипа.

Были ли такие истории до нас? Не знаю, наверное, были — нишевые журналы, типа Paper, постоянно набирали свои логотипы разными шрифтами. Сейчас такого брендинга много. На тот момент это был эксперимент, который до нас мало кто делал. Зачем нам это было нужно? Мы не хотели плодить сущности, должны были связать «Пикник» с журналом, а кроме того, в отличие от айдентики, это было поле для экспериментов. В журнале есть набор шрифтов, макет, который обновляется с какой-то периодичностью, и логотип, с которым ничего не происходит и не может происходить. Потому что тогда журнал не будут узнавать на прилавке. «Афиша» — всё-таки массовый продукт.

Да, можно сказать всероссийский.

Нам так хотелось думать. На самом деле сейчас подобных тиражей никто не производит не только в России, но и, пожалуй, где угодно. Количество изданий растёт, тираж изданий мельчает. Появляется способ доставки отдельных медийных сообщений. Социальные сети доносят до конечного читателя какие-то дискретные куски. Люди (в своей массе) перестают читать отдельные продукты. «Яндекс» занимается как раз тем, что создаёт платформы и каналы, агрегирует интересные пользователю потоки контента. Мы можем собрать этот поток контента от понятных и знакомых брендов, а можем и от отдельных, незнакомых производителей контента, которые даже не имеют собственной страницы с внятным визуальным языком. Например, блогов. В этом смысле большие издания начинают конкурировать с кем угодно. Это хороший способ проверить, насколько твоё большое издание состоятельно.

 

Как я понимаю, просто некие силы смещаются с медийного продукта на продукт технологический.

Просто есть функции, к примеру, бэк-офиса и фактчекинга. В журналах сидят целые отделы, которые занимаются апдейтом и актуализацией информации. Если бы издание было лишено такой необходимости, огромный кусок ресурсов тратился бы на создание, собственно, контента. Фактчекинг иногда разумнее аутсорсить на какой-то другой платформе. Так появляются опенсорс-продукты. Часто такое и со шрифтами происходит. Вот Google открыл Google Fonts, и что там есть? Там есть собственно шрифты. Иногда непонятно даже, кто именно их делает, кто является автором. Кто-то рисует эскизы, кто-то занимается разработкой, кто-то кернингом. И на медийных площадках происходит то же самое.

Есть опенсорс, облачные сервисы, ещё что-то. Что сегодня является фундаментом, на котором, к примеру, в «Яндексе» светлое будущее строится?

Мне лично интересно попытаться понять, как дизайнер должен работать в постоянно изменяющейся среде. Подобного рода эксперимент проделывали все, переходя из бумаги в веб: «Как же так, нефиксированная длина строки, катастрофа!» Раньше было хорошо — макет сделан, ты можешь показать: «Это сделал я». Теперь макет изменчивый. Но, с другой стороны, есть Лёша Ивановский, который сделал из бесконечной динамичности выразительное средство. Это правильный эксперимент на эту тему. То же самое происходит на другом уровне, когда ты не только не можешь дизайн контролировать, но ты вообще не знаешь, в какой оболочке придёт к конечному пользователю то, что ты сделал, — в виде поста в «Фейсбуке», в виде цитаты или ещё чего. И как с этим жить дизайнеру? Это задача, однозначного решения которой пока нет. Но думать об этом интересно.

 

  

Сайт afisha.ru

Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий. Изображение № 10.

 

Когда дизайнеры перешли из бумаги в веб, они начали придумывать системы.

Они начали придумывать, как использовать те возможности, которые для них были непривычными. Излишние возможности поначалу раздражают, потому что они приносят нестабильность. Некоторые просто ограничивали эти возможности, а некоторые использовали их для создания новой выразительности. Теперь, мне кажется, дизайнерам придётся работать не столько с формой, сколько со смыслом. И дизайн перейдёт на территорию понимания структуры текста, к примеру. Или взаимоотношения текста и изображений, если это можно зафиксировать. Ну какие-то очень общие вещи. Но я ещё раз отмечаю, что я сейчас это говорю изнутри, перед входом на эту территорию. Как Алиса, которая стоит у входа в Страну чудес.

Как я понимаю, для того чтобы работать с динамичными сущностями, дизайнеру нужно взаимодействовать с программистом и вообще с технологиями. Как выстраивается ваша работа с технологами?

Большое количество дизайнеров начинают верстать макеты сами и делать прототип. Исходя из того, что я знаю и умею, что умеют дизайнеры, с которыми я работаю, я понимаю, что сегодня невозможно сделать конечный макет. Возможно сделать некоторый первый подход к решению проблемы, какую-то графическую гипотезу. Потом надо разрабатывать прототип и смотреть, как это работает. Если ты создаёшь прототип не сам, то это всегда лишний этап передачи информации, а когда ты передаёшь информацию, то теряются какие-то сообщения и смыслы. Поэтому хорошо было бы, чтобы у дизайнера появился простой инструмент для создания прототипа. Пока таких нет. Все существующие требуют специальных знаний.

Для бумаги такие инструменты есть — все основные графические редакторы были обучающими. Даже если вы ничего не умели делать, вы садились за Quark Express или InDesign и создавали, смотря на инструменты классического, ещё металлического набора. Сейчас вёрстка происходит отдельно, создание прототипа происходит в другой среде, макет собирается ещё где-то. Очень мало связей. Photoshop и Sketch не дают возможности работать со шрифтом корректно. Да и вёрстка в вебе на самом деле сейчас не даёт возможности менять, например, параметры кернинга — это ограничение.

Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий. Изображение № 11.

Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий. Изображение № 12.

Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий. Изображение № 13.

«Афиша-Мир», путеводитель по Парижу и «Афиша-Еда» 

 

Мы разговаривали с Антоном Герасименко, который ещё два года назад почувствовал, что такой инструмент нужен. Неделю назад его издательская платформа Readymag вышла из беты. Вы ею пользовались?

Мне кажется, это всё-таки не совсем тот инструмент, о котором я говорю. Все проекты на этой территории — не для дизайнеров, а для тех, кому хочется иметь некоторый продукт, похожий на сделанный дизайнером. Это соотносится приблизительно как Photoshop и Instagram. Не совсем одно и то же.

Фоторедактором в Instagram не станешь.

В Photoshop важны не фильтры, а задачи — я хочу добиться вот этого, поэтому мне нужна такая последовательность действий. При этом, если посмотреть, как я, вы или другой дизайнер обработаем фотографию с одной и той же задачей и одним и тем же результатом, мы можем идти абсолютно разными путями. Есть масса способов это сделать. И вот такого инструмента для дизайнера, я пока, простите, не знаю. Инструмент для создания продукта в вебе, приложения или страницы для просмотра на мобильных устройствах, в общем, на территории Digital. В «Яндексе» есть свой софт, и здесь есть очень хорошо сделанный ребятами пакет, где какие-то элементы дизайна вставляются, как куски кода, и ты можешь собирать прототип. Ну это тоже не совсем то. Это на самом деле набор готовых элементов, частей шаблонов. То есть сформировать новый стиль невозможно.

Как я понимаю, нужен совершенно новый подход.

Точно. Почему есть хорошие программы для вёрстки бумажных изданий? Потому что кто-то когда-то приложил голову и сделал так, как верстались эти книжки много лет назад, ещё до появления Desktop Publishing. Используя ту же логику, но только дав вам в руки все инструменты. Вам больше не надо к станку становиться. Классические правила типографики построены на многовековых традициях металлического набора.

Давайте вернёмся к айдентике и вашей работе в «Яндексе». У «Яндекса» сейчас красивый дизайн?

Сейчас в «Яндексе» есть вещи, которые сделали много лет назад. На тот момент времени они, наверное, были дико передовыми и хорошими, но дизайн — вещь скоропортящаяся. И на сегодняшний день многие штуки просто выглядят устаревшими. Это нужно менять, но не революционно, а эволюционно: есть узнаваемые вещи, о которых можно попытаться рассказать современным языком, исходя из потребности, которая есть у каждого продукта.

 

Ирина Волошина о новых
инструментах дизайнеров
и о победе технологий. Изображение № 14.

 

Есть такой «обычный» путь профессионала: ты работаешь в какой-то большой компании, потом ты идёшь в какую-то чуть более маленькую компанию, ну а потом создаёшь свой проект, собираешь команду, выкладываешь проекты на Kickstarter, зарабатываешь миллионы. У вас как-то по-другому получилось — из практически семейной компании в корпорацию...

Если совсем честно, то мне нравится делать что-то, что разговаривает с максимальным количеством людей. Мне кажется, что делать маленький проект, который адресован тебе и твоим друзьям, не бог весть какая задача. Делать так, чтобы понравилось 30-ти людям — не сложно. Вы и так разговариваете об одном, носите одни вещи и смотрите одни фильмы, слушаете одну музыку, и книжки вам нравятся одинаковые. Куда более амбициозная задача, если ты чувствуешь, что обладаешь знанием — что хорошо, а что плохо. Задача заключается в том, чтобы изложить свои представления о прекрасном большому миру, чтобы люди при этом поняли, что это не диктат, не декларация, а ты просто делаешь их жизнь качественно лучше. Просто потому, что ты знаешь, как устроить свою жизнь. Мне кажется, что хорошо сделанные вещи — это хорошо. И дизайн — важная часть этого «хорошо». Я не понимаю, почему я должна ограничивать аудиторию, с которой я разговариваю, тридцатью, тремястами или тридцатью тысячами моих знакомых. Когда ты понимаешь, что у тебя есть большая цель, у тебя заканчиваются ресурсы, а в большой компании они есть.

И, конечно, пока ты делаешь маленькие вещи, тебе всё время говорят, что ты вторичен. Даже если это не так! Но ты пытаешься делать массовый продукт, поэтому ты играешь по определённым правилам. И в тот момент, когда твоё решение становится публичным, тебе говорят, что условная корпорация Apple это уже сделала. Ты никому в этот момент не объяснишь, что ты пришёл к этому тогда, когда у Apple этого ещё не было. Вот эта вторичность — ужасно раздражает. Главное — создавать уникальные продукты, а элементы, из которых они построены, могут быть придуманы кем-то раньше. Хороший пример — первый айфон. Весь этот функционал существовал много лет на рынке в разных устройствах. Но в совокупности получилось нечто качественно иное. Работа в большой компании меня освобождает от бесконечных реверансов и оправданий. Нет, извините, дорогие друзья, это сделал Google, но мы тоже это сделаем, если сочтём нужным, потому что у нас великая цель и мы выбираем лучшее решение.

 

Рассказать друзьям
12 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.