Views Comments Previous Next Search

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?

365886
НаписалАлександр Бандура1 февраля 2010
365886

Lei do Ventre Livre – первый законопроект в Бразилии, связанный с уничтожением рабства в стране. Согласно этому документу дети, рожденные после 28.09.1871, будут считаться свободными людьми.

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 1.

С момента принятия этого закона об отмене рабства прошло много лет, а в Бразилии некоторые дети продолжают быть не свободными. Дети большая часть, из которых черные, живут в тюрьмах со своими осужденными матерями. Эти дети, не совершившие никаких преступлений, много лет подвергались насилию, употребляли наркотики и сталкивались с плохими условиями содержания. А все потому, что им просто не куда идти, кроме родных матерей у них нет никого или просто, они сами никому ненужны.

От себя: Мне нравятся социальные посты, я всегда им отдавал полный приоритет. На фоне них воспетая и любимая мода-модная, все эти Fashion показы с дикими бекстейдажами, вперемешку с уникальной архитектурой, живописью и новыми хулиганскими фото изысками от Терри Ричардсона, меркнуть как маленькие звездочки в большом темном космосе. Социальная составляющая - это как Квазар в космосе, которая самая эпическая, страшно захватывающая, мощная и безумно разрушительная сила.

У большинства из Нас Бразилия ассоциируется с ясным солнцем, красивым пляжем, с ласкающим слух словом Рио-Де-Жанейро, хвалеными знойными красавицами и безумно пышным, красивым карнавалом. Даже в конце концов с генно-модифицированными продуктами, которые присутствуют в рационе бразильского обывателя в устрашающем количестве 77%. Простите за отступление от темы, это история другого Поста. Но стоит нам заглянуть за убранство центральных улиц и присмотреться в одинаковые закоулки и бедные кварталы страны, как все сразу встает на свои места. Как-то сразу контент поста восприниматься как нечто что-то обыденное. Но слово "обыденное" сюда не как не подходит........

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 2.

Мать ждет встречи с сыном у тюремных ворот. Бедные черные дети, рожденные в тюрьме (или чья мать попала в тюрьму) больше подвержены риску впутаться в преступление, чем дети белых и свободных людей. В Бразилии существует закон, защищающий социально уязвимых детей, но он редко соблюдается. В итоге за детей, оставленных без помощи и поддержки, отвечают бабушки, живущие на свободе.

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 3.

Заключенная возвращается в тюрьму после визита в местную больницу у нее СПИД, идет процесс гниения ног. В тюрьме есть отделение хирургии, но серьезные медицинские операции проходят не в главном здании тюрьмы. Автоперевозки заключенных – непростой процесс. Зачастую случаются попытки отчаянного бегства.

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 4.

Дона Мария (старушка) – бывшая заключенная. Она приходит в тюрьму к своей дочери наркоманке Луизе, которая ждет вынесения приговора за кражу в магазине. Луиза давно больна СПИДом. Дона Мария сетует на то, что при каждом посещении тюрьмы она чувствует себя униженной, так как охранники издеваются, раздевая ее и с помощью фонарика осматривают ей половые органы на предмет наркотиков. Она стесняется говорить как именно проходит осмотр. Дона Мария воспитывает своих двух внуков 9-летнего Джуниора и 4-летнюю больную Викторию (девочку родила мать когда уже болела СПИДом). Воспитание двух внуков Дона Мария считает слишком большой ответственностью. Виктория помогает бабушке убирать вечерами пляжи от мусора, а Джуниор совсем недавно чуть едва не был арестован за кражу мопеда.

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 5.

На фотографии 19-летняя Мишель Дамачес и дочка Ингрид. Мишель и ее 43-летнего сожителя арестовали за распространение крэка и употребление героина. Мишель родила в тюрьме, она признается, что не знает от кого у нее ребенок, так как на квартире где она жила был притон и она многого просто не помнит. Мишель сейчас испуганно ждет своих анализов на возможные заболевания себя и дочери, которой всего 9 дней отроду. Тюрьма открыта для посетителей по средам и субботам. Это шанс пообщаться с миром за пределами тюремных стен. В отведенной для встреч комнате семьи делятся не только новостями, заботами и опытом, но и разделяют физическое пространство.

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 7.

33-летняя Розангела и ее годовалый сын Педро. Розангелу посадили в тюрьму за международное распространение наркотиков. Ее поймали, когда она попыталась улететь в Испанию с большой партией кокаина и амфитамина. Ее сын Педро родился тут же в тюрьме. По закону Бразилии, ребенок не может оставаться в тюрьме после двух лет, но во многих случаях заключенные настолько бедны, что не могут позволить себе отправить ребенка в приют, и дети вынуждены жить с ними. Недавно Педро сильно простыл, у матери не было денег на лекарства, не было возможности их достать, вследствие чего у Педро случилось серьезное осложнение и он навсегда оглох.  

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 9.

Сокамерницы присматривают друг за другом (и за детьми других сокамерниц), пока не разгорится очередной внутренний конфликт. 29-летняя Антония Лючия больна СПИДом, она имеет зависимость от героина. На этом фото она держит на руках ребенка своей сокамерницы. Конфликты между сокамерницами доводят до того, что иногда оружием становятся дети враждебной стороны, их в тихую душат или жестоко убивают.

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 11.

В тюрьмах, без сомнения, тяжело. Женщины находят поддержку и успокоение друг у друга, так как власти больше не помогают им. Беременные заключенные очень уязвимы, и о них заботятся другие сокамерницы. В отличие от бытующего мнения, тот факт, что некоторые заключенные виновны в ужасных преступлениях, не лишает их дружбы и сострадания.

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 12.

В дни посещений 20-летняя девушка Моника, она остается в небольшой отдельной камере под замком, так как у нее нет друзей и родственников в городе. Некоторые заключенные прибывают из отдаленных поселков, и их родственники просто не могут позволить себе поехать к ним, так как очень бедны. От кого-то родственники попросту отказываются, чаще всего от тех, кто наркоман или больной СПИДом.

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 13.

23-летняя Суелен Сантос Медейрос провела год в тюрьме за употребление и сбыт наркотиков, а теперь осуждена за то, что ворвалась в местную парикмахерскую и плеснула кислотой в лицо любовницы своего парня. В итоге она покалечила восемь человек, включая саму себя. Ее сожитель и наркоторговец Уильямес был арестован за то же самое, только с огнестрельным оружием.

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 14.

Одна из заключенных написала письмо директору тюрьмы, в котором жаловалась на условия содержания, а также просила пересмотреть ее дело. Обвиняемые в мелких преступлениях и ждущие вынесения приговора живут в тех же камерах, что и убийцы. Мастерские закрыты, и заключенные жалуются, что им скучно. Весь день они ничего не делают, только курят травку, удовлетворяют за бонусы охранников и занимаются между собой лесбийским сексом, планируя следующий побег.

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 15.

Сестра Адель приехала в Бразилию из Милана в 1993 году. Свою работу с семьями в тюрьмах она объясняет цитатой из Библии: «…я был в тюрьме, и ты пришел ко мне…». Бразильский суд постановил в 1999 году, что дети после двух лет не могут жить в тюрьмах со своими матерями. Так как заключенные не доверяют властям (так как те нечего не делают), они решили доверить своих детей сестре Адель. Тогда и началась ее великая миссия. Сестра Адель управляет приютом недалеко от тюрьмы и присматривает за детьми, которые не могут жить в тюрьме по возрасту или из-за слишком бедных условий. Здесь дети получают более менее какое-то образование и живут, как семья.

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 16.

Дона Мария получила ВИЧ при очередном уколе наркотика. В тюрьме у нее единственная дочь наркоманка (у которой 7 маленьких детей), сама она присматривает за одной внучкой Дианой (на фото). Хотя Дона Мария и очень бедна и вынуждена делить дом с наркоманами, наркоторговцами и ворами, она сумела отправить Диану в школу, на балет и на занятия по игре на флейте. Она направляет свои силы на то, чтобы покончить с порочным кругом насилия, тюремных заключений и бедности, которые окружают ее и ее родных. Она также сумела побороть свою зависимость от героина и пытается лечить больные ноги, которые гниют от старых уколов.

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 19.

Это дочь Доны Марии - наркоманка сидящая в тюрьме, у нее СПИД. На фото ее седьмой родившийся ребенок. Все, что есть у этого ребенка, было предоставлено правительством в качестве программы помощи бедным матерям, которые не могут позволить себе достойную заботу о ребенке. Чтобы получить эти преимущества, матери обязаны посещать специальные программы во время беременности. Эти программы направлены на снижение уровня смертности матерей и детей во время труда. 6 маленьких детей больны СПИДом, только Диана (фото выше) за которой присматривает бабушка Донна Мария здорова.

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 21.


Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 22.

Эти вещи были конфискованы во время обысков в камерах. Среди них есть секс-игрушки (разных размеров!), заточки и мобильные телефоны (которые заключенные прятали в своих половых органах). Заключенные жалуются, что обыски проходят слишком жестко, проверяются все гениталии – полиция даже наряжается в защитное снаряжение, так как бояться заразиться.

Мамочка мне некуда идти, я посижу с тобой?. Изображение № 23.

Рассказать друзьям
36 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.