Views Comments Previous Next Search

Почему я считаю, что пиратство — это воровство

Шеф-редактор Антон Мухатаев удивляется взрослым людям с достатком, которые продолжают пиратить как ни в чём не бывало — да ещё и оправдывают себя.

Почему я считаю, что пиратство — это воровство. Изображение № 1.

 

Около года назад я удалил со своего компьютера клиент uTorrent. Нет, на меня внезапно не нашло озарение, что пиратство — это плохо (я это и так давно знал). Просто, очищая компьютер от ненужных приложений, я вдруг вспомнил, что последний раз качал что-то на торрентах в году 2013-м. Пиринговые сети просто перестали быть нужны мне: если раньше я исправно собирал на жёстком диске залежи так и не прослушанных альбомов и не просмотренных сериалов, то сейчас, когда есть доступ к Netflix, Hulu, Beats Music и другим потоковым сервисам, торренты в частности и пиратство в целом окончательно потеряли смысл.

Когда я учился в школе, я пиратил всё, что лежало плохо. Лицензионная копия Windows за несколько тысяч рублей казалась мне полным безумием, CD с музыкой, которые я мог позволить себе на карманные деньги, не удовлетворяли мнимую потребность слушать всю выходящую музыку, игры для PlayStation 2 за 1500 рублей (большие для 12-летнего меня деньги) я тоже позволить не мог, а потому перебивался тем, что было у знакомых. Уверен, что мало кто не пиратил в детстве. И, наверное, странно требовать от ребёнка сознательности: что такое воровство, хорошо понимаешь, только когда сам начинаешь зарабатывать.

И давайте сойдёмся вот на чём: пиратство равно воровству. Здесь не может быть оговорок, это просто факт. Вам предоставляют контент на определённых условиях, вы условия не выполняете, а значит, нарушаете правила. Да, на другой стороне этого договора могут быть ужасные люди. Отвратительные корпорации. Империалисты и террористы. Пришельцы. Кто угодно. Но представьте себе, у вас есть выбор: можно не потреблять то, что делают эти злодеи, и заняться чем-нибудь другим.

Почему я считаю, что пиратство — это воровство. Изображение № 2.

 

Главное, что не понимают антикорпоративные воины, так называемые «идейные пираты» — это то, что корпорации от их гражданской позиции никогда не страдают, потому что их основная аудитория как раз исправно платит деньги. Пострадают наиболее уязвимые творцы, которые еле сводят концы с концами, пытаются экспериментировать и спасают вас от культурного гнёта. Закроется одна, две, три небольших компании, которые недополучили денег, в других уволят половину сотрудников, а гиганты всё переживут — кроме, конечно, гнева лояльной аудитории и инвесторов. Многие из тех, кто пиратят, жалуются, что популярная культура уже не та — а вы дали ей на это шанс?

Давайте посчитаем: сегодня человеку, который любит популярную культуру, нужны четыре подписки ценой пусть даже $10 каждая: это покрывает музыку, сериалы, фильмы, комиксы и книги. Накиньте ещё $10 за приложения или какие мелочи, если вы геймер,  можете добавить одну дорогую игру за $60 (как вариант — три инди-игры или несколько игр на распродаже) и $5 за сервис с ежемесячными бесплатными играми. И знаете, этого более чем достаточно. Нет, даже так: этого слишком много, если, конечно, у вас есть работа и хотя бы минимум социальной жизни. Та сумма, которую я назвал, от $50 до $105 — максимум. Скорее всего, вы легко уложитесь в $50, и если это такая важная часть вашей жизни, вы их точно найдёте.

Бывает воровство крупное — например, казнокрадство, взяточничество. Бывает воровство мельче — например, пиратство. Казнокрадство, конечно, хуже пиратства, но это не повод считать пиратство маленьким злом, компромиссом или даже добром с оговорками. Одно дело, когда крадёт ребёнок или старушка — это, конечно, не повод их наказывать — я не поддерживаю тех, кто так делает — а повод помочь и объяснить. К сожалению, я всё чаще сталкиваюсь с тем, что знакомые лет 25 или старше, которые зарабатывают пусть и не очень много, но и не мало, продолжают при этом пиратить промышленными масштабами (ещё они любят расширение AdBlock, но об этом мы и так говорили достаточно). Для них это просто стало рефлексом, привычкой, они даже не задумываются, что можно смотреть сериалы не в соцсети «ВКонтакте» или где там ещё их смотрят. Удивительно, но как раз те, кто, по идее, и должны быть пираты — кому из месяца в месяц еле хватает денег на всё — как раз таки платят за пару фильмов, которые успевают посмотреть, а всё остальное время ищут подработку.

Почему я считаю, что пиратство — это воровство. Изображение № 3.

 

В ответ мне всегда говорят, что музыканты всё равно зарабатывают на концертах. Что для телеканалов главное — это рейтинги. Что пираты платят за фильмы, ходя в кинотеатры. Это, конечно, так, но одну, очень важную профессию пираты забывают — разработчиков. У них нет других источников дохода: они либо продают программное обеспечение, либо его у них крадут (либо его не хотят устанавливать, но это уже другая история). Мне становится смешно, когда человек покупает себе новый макбук или меняет айфон каждый год (а это, как известно, признак того, что у него мало денег), ставит несколько основных приложений, которые в основном бесплатные или условно бесплатные, и не может отдать деньги за пару-тройку по-настоящему нужных, которыми пользуется каждый день. Или не может заплатить за нишевую игру, а потом ругается, что гейм-дизайнеры перестали рисковать. Или жалуется, что разработчики не спешат с выпуском приложений на Android. Во-первых, посмотрите на уровень доходов; во-вторых, попробуйте разработать приложение сначала для iOS, потом для Android, и поймёте, о чём я.

Первичные потребности человека — это жильё, еда, одежда. Пятого сезона «Игры престолов» среди них нет. Кстати, о пятом сезоне: привет всем коллегам журналистам и редакторам, кто начал обсуждать первые несколько серий до премьеры. Да, я знаю, что журналисты считают себя представителями особой профессии, которая может позволить себе воровать, потому что не живёт в западных странах и не имеет прямого доступа к производителям контента. Замечу, что представителями особой профессии себя также считают, например, политики и чиновники, но это уже проблема всего общества — в России нет правового сознания, есть только трайбализм, отговорки и поводы не соблюдать закон. Всё-таки привычка — сильная штука.

Конечно, я немного драматизирую. В России потихоньку отказываются от пиратства и не возвращаются к нему, даже зарабатывая меньше. Я долго думал, что удобные сервисы победят, и нужно просто время. И они вроде бы побеждали, пока не пришло Popcorn Time.

Рассказать друзьям
38 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.