Views Comments Previous Next Search

Почему мне не с кем поговорить о культуре

После двух постов о том, что нужно поменять в русском интернете, редактор LAM Гриша Пророков жалуется на главную проблему современной культуры: все сидят в своих нишах и очень мало коммуницируют.

 

Привет. Меня зовут Гриша, мне 24 года и я живу в вакууме. Не в настоящем безвоздушном пространстве, но в чём-то похожем — этот вакуум культурный.  Большая часть моего потребления культуры — книг, видеоигр, комиксов, фильмов — не имеет никакого выхода; я ни с кем их не обсуждаю, никому о них не рассказываю и вообще не сообщаю о своих впечатлениях миру (да, «большая часть» — это то, о чём я никогда не писал на Look At Me). Для меня это отчасти лишает культуру смысла: потому что коммуникация — её важнейшая составляющая; всё должно обсуждаться, передаваться, транслироваться.

Сегодня утром по дороге на работу я прочитал 24-й выпуск комикса Saga; блистательное произведение, последняя страница даже заставила меня всплакнуть. Но мне не с кем о нём поговорить. И мне кажется, что это распространённая проблема.

Почему мне не с кем поговорить о культуре. Изображение № 1.

 

«60 гигабайт харш-нойза,
и лишь я с ними один на один»

 

 

Если вы вдруг упали с Луны: мы уже больше 10 лет живём со штукой, которая называется «длинный хвост». Юрий Сапрыкин, например, писал о ней в 2003 году, а затем отменил в 2010-м; вообще термин предложил главный редактор журнала Wired Крис Андерсон. Если объяснять совсем просто: раньше (до начала 2000-х) значимая массовая культура в основном состояла из блокбастеров, всеохватывающих, глобальных произведений, которые все знали и о которых все говорили, и за ними тянулся короткий андерграундный «хвост». С приходом интернета ситуация поменялась: хвост сильно вырос и культура разбилась на отдельные небольшие феномены, ниши, у каждой из которых было по 500 поклонников.

Ситуация с тех пор, конечно, сильно изменилась (не зря Сапрыкин опровергнул идею четыре года назад), у нас всё ещё полно глобальных феноменов — все смотрят «Стражей Галактики» или слушают Arcade Fire. Маленькие феномены тоже остались, и группы по 500 человек, которые вокруг них собрались, остались, так что всё хорошо, и большие произведения есть, и подполье есть с кем обсудить. Так ведь? Не совсем.

Может быть, читатели Look At Me живут в прекрасной утопии, где дела обстоят именно так, но для меня лично распыление культуры закончилось печально — изоляцией. Полную свободу информации и возможность найти какое угодно нишевое произведение, которое подходит лично мне, я обернул против себя.

Почему мне не с кем поговорить о культуре. Изображение № 2.

 

«Слава интернету, у меня есть доступ к моим главным увлечениям: пистолету и усам!»

 

 

То ли по склада ума, то ли ещё из-за чего-то я стал потреблять культуру абсолютно хаотично (а интернет помог мне в этом, как инструмент). Я могу провести месяц, играя только в игры для оригинального Game Boy. Или взяться смотреть сериал 90-х годов. Или внезапно открыть для себя научно-фантастическую книжку середины 2000-х. Или, наоборот, взяться за что-нибудь современное, но не слишком известное. Конечно, так делают многие люди, но проблемы две: во-первых, такие вещи занимают примерно 90 % от всей культуры, что я потребляю, во-вторых, даже известные и новые вещи (например, Saga, о которой я писал вначале) почему-то в итоге оказывается не с кем обсудить.

Дело как раз в том, что я знаю очень мало людей, игравших в Game Boy. Я почти не знаю людей, смотревших в сознательном возрасте сериал «Баффи — истребительница вампиров» и воспринявших его всерьёз. И, честно говоря, мы никогда с ними толком о них не говорили. С распылением культуры у людей стало очень мало точек соприкосновения. Если ты любишь 20 странных вещей, а твой друг — другие 20 странных вещей, велика вероятность, что они у вас вообще никак не пересекаются.

И не то чтобы сейчас никто ничего не обсуждает: просто это только самые большие и глобальные вещи. Например «Интерстеллар» или новый альбом Тейлор Свифт. Второе — это даже здорово, и я рад про него поговорить («Blank Space» — великая песня, привет), но выбор оказывается крайне ограниченным. Ты оказываешься в ситуации, когда ты любишь либо только всё самое популярное и актуальное, либо оказываешься отрезан от любых дискуссий. Более того, ты ещё должен успевать всё самое актуальное потреблять вовремя, пока разговор продолжается. Пройдёт буквально несколько месяцев, и «Интерстеллар» станет чем-то вроде «Баффи» — людей, с которыми можно его обсудить, не останется.

Почему мне не с кем поговорить о культуре. Изображение № 3.

 

«В этой комнате мы собрали всех людей, которые всё ещё готовы поговорить с вами про «Yeezus» Канье Уэста»

 

 

А теперь самое обидное: мне кажется, что эта проблема в первую очередь касается достаточно небольшой группы людей  в России. У нас всего меньше, чем на Западе, в том числе людей, интересующихся чем-то за пределами самых популярных и простых вещей. Например, очень мало людей читают комиксы, а значит, совсем мало читают те же самые комиксы, что и ты — и почти ни с кем из них, скорее всего, ты не знаком. И с культурой обсуждения всё тоже не слишком хорошо: как я уже писал в прошлый раз, у нас довольно недружелюбный и агрессивный интернет, так что мне сложно представить место, где я мог бы обсудить ту же Saga.

Можно, наверное, сказать, что я специально остаюсь в вакууме и слабо пытаюсь инициировать разговор. Например, стоит попробовать поговорить с людьми про Saga — её даже читать для этого необязательно. Не знаю. Можно попробовать: что вы думаете про последний кадр 24 выпуска? Брайан Вон — всё-таки невероятный мастер клиффхэнгеров, правда?

Рассказать друзьям
51 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.