Views Comments Previous Next Search

Почему я считаю, что общество узких специалистов — это общество рабов

Несмотря на то что в последнем посте Антона Мухатаева для блогов сотрудников LAM высказано несколько здравых мыслей, редактор Сергей Бабкин оказался возмущён главной идеей материала — преимуществом узкоспециализированного, или «коридорного», типа познания над энциклопедическим, которое Антон заклеймил как «советское».

Почему я считаю, что общество узких специалистов — это общество рабов. Изображение № 1.

 

И правда, было странно услышать подобную мысль от такого эрудированного молодого человека, как Антон, персональной «Ванги» редакции с его точными предсказаниями политических событий и состояния кошельков сотрудников Look At Media. С другой стороны, такие парадоксы мышления обычно свойственны людям образованным и интересно мыслящим: в радикальности взглядов и смелости высказывания вообще есть какой-то интеллектуальный шик. Именно такие мысли становятся хорошими катализаторами для полемики, которая происходит в том числе внутри редакции и которую мы иногда выносим на поверхность нашей деятельности, а именно — на главную страницу LAM.

Конечно, было бы глупо оспаривать пользу специализации. Без неё человечество (по крайней мере его «золотой миллиард») не было бы там, где оно находится сейчас. Именно она привела нас к столь сложным экономическим, политическим и социальным системам — и в том числе к системе современного образования и интернету, благодаря которым максимальное количество людей за всю историю существования вида получило доступ практически к любым знаниям. Но слаженная работа специалистов, которая привела западное общество (жаль, что приходится постоянно делать эту оговорку) к расцвету, была бы невозможна без междисциплинарных усилий. А их эффективность имела место только при наличии точек соприкосновения между представителями разных областей знания — то есть при условии энциклопедического образования каждого специалиста.

Почему я считаю, что общество узких специалистов — это общество рабов. Изображение № 2.

 

Зигфрид Кракауэр в своём эссе «Орнамент массы» сравнивал тоталитарное общество с «живыми фигурами», большими группами акробатов, которые принимают определённые позы и все вместе образуют конструкцию из человеческих тел. В такой фигуре каждый участник знает только о том, что должен делать конкретно он, своё место и функцию безотносительно всего остального. Ему не нужно знать, какая фигура в итоге получится, да и, будучи её частью, он просто не способен увидеть её со стороны. В тоталитарном обществе, обществе рабов — то же самое. Его участнику достаточно выполнять свою функцию, быть узким специалистом — и всё: он идеально встроен в систему, титанических масштабов которой он, правда, не представляет, потому что озабочен только совершенствованием выполнения своего предназначения.

Как бы банально (и, может быть, безвкусно) это ни звучало, но в современных условиях никуда не деться от того, что мы — шестерёнки в механизме мировой цивилизационной системы. Другое дело, что мы — части механизма, которые обладают сознанием. И если мы знаем что-то об отличных от нашей специализации областях знаний, то нам легче представить, как работает система в целом (и является ли она вообще системой). Следовательно, нам легче её критиковать — и тем самым делать лучше. И именно поэтому она перестаёт быть тоталитарной: уже не она даёт нам задания, а мы — ей.

Почему я считаю, что общество узких специалистов — это общество рабов. Изображение № 3.

 

Расширяя область своих знаний, мы становимся аудиторами действительности. Знания из разных дисциплин не просто создают нагромождение фактов в нашей памяти, но и изменяют наши мыслительные способности. Когда мы даже в общих чертах узнаём, как принципы квантовой механики действуют на примере наших собственных тел, мы не только изменяем отношение к самим себе — а значит усложняем саморефлексию, но и оказываемся способны представить системы, в которых самые незаметные процессы оказываются залогом их существования, а это уже применимо и к другим областям знаний. И это только один пример.

Жак Рансьер в эссе «Эмансипированный зритель» пишет о том, что все люди — интеллектуалы. У каждого из нас есть своё интеллектуальное приключение, дорога познания, которая петляет между разными дисциплинами и может или просто пробегать мимо, затрагивая только поверхность области знания, или углубляться в неё. «Коридорное» познание несовершенно и не нужно: оно уводит человека от свободы, которую дарит ему мир знания и возможность взять с библиотечной полки абсолютно любую книгу. Даже если вы что-то не понимаете, но вам интересно — и ладно: любое новое знание меняет вас в лучшую сторону; нужен только учитель, который воодушевит вас копать в нужном направлении.

Конечно, то, что у нас есть уникальная возможность узнавать невообразимо много новой информации из всех областей знания, не означает, что мы обязаны по верхам выхватывать что-то новое для себя из всех дисциплин. Каждому присуща естественная особенность — личный интерес, который и подталкивает нас на маршруте интеллектуального приключения. Но чем дальше мы идём по дороге интереса, тем шире он становится — так уж устроен мир гиперссылок, в котором одна мысль всегда отсылает к другой. Главное, чтобы этот путь доставлял нам удовольствие и желание сделать мир лучше: к сожалению, не все факты из истории человечества можно перенести со спокойным сердцем.

изображения via tomeveritt/FlickrEric Lafforgue/FlickrArs Electronica/Flickr

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.