Views Comments Previous Next Search
Дизайн и преступление Хэла Фостера — Книги на Look At Me

КнигиДизайн и преступление Хэла Фостера

Культурная критика скупой на смыслы вселенной супермаркета

Каждый четверг журналист и исследователь Алексей Павперов будет выбирать одну интересную книгу и делиться прочитанным. В этом выпуске — рецензия на «Дизайн и преступление (и другие диатрибы)» Хэла Фостера.

Хэл Фостер

«Дизайн и преступление
(и другие диатрибы)»

V-A-C-Press
2014, перевод Дмитрия Потёмкина

Дизайн и преступление Хэла Фостера. Изображение № 2.

Дизайн и преступление Хэла Фостера. Изображение № 3.

Купить

240 руб.

Поначалу кажется, что в сборнике своих эссе Хэл Фостер стремится поставить знак равенства между вынесенными в заглавие дизайном и преступлением. Через дизайн автор определяет постмодернистскую эпоху растерянности и утраты ориентиров, в которой, увы, побеждает глобальный супермаркет — всё больше людей рождается уже внутри его стен, а какую-то ценность представляют только предметы с назначенной стоимостью. Дизайн по Фостеру — это пораженческое искусство без заложенного внутри смысла или Духа времени, архитектура, которая возникает просто для того, чтобы, вопреки функциональности и идейному капиталу объекта, поражать своей экзотичностью и пышными формами (здесь основной целью его атаки становится Музей Гуггенхайма в Бильбао, на который урбанисты посмотрели бы совсем в другом ключе), а также общий идейный разброд, потеря середины, угроза окончательного отчуждения истории и рассудка от творческого и мыслительного процесса.  

Но не стоит полагать, что Фостер собирает крестовый поход, он не настолько лицемерен. Современность заставляет играть по своим правилам. Игнорировать её отметины на дорогих тебе философских проектах означает исключить себя из актуального дискурса, ещё и плюнув в руку, которая приносит тебе еду. Так, архитектор Рем Колхас может писать свои полные скепсиса теоретические работы, получая при этом чеки от издательской империи Condé Nast или разрабатывая торговые залы для Prada. Главное — вообще выступать с критикой, утверждает Фостер, благо традиция создания текстов с амбициями пока ещё не успела раствориться в щёлочи бессмысленности. Описывая коррозию американской арт-критики во второй половине XX века автор иронизирует над цитатой одного из героев — будто бы многие из этих людей всерьёз считали свои тексты абсолютно необходимыми для выживания западной цивилизации. Однако, исходя из общего контекста книги,  лава уже должна щекотать его собственные пятки.

Дизайн и преступление Хэла Фостера. Изображение № 4.

Дизайн по Фостеру — это пораженческое искусство без заложенного внутри смысла или духа времени

 

Критикуя прагматичную и всепоглощающую идеологию дизайна, Фостер обличает культурную индустрию, подталкивающую нас к отпечатыванию собственной личности в каждом предмете внутри квартиры «бедного маленького богача». Осмысленность человеческой воли растворяется среди этих отпечатков — свойства субъекта побеждают сам субъект, он исчезает в дизайнерских решениях. «Дизайн стал источником практически бесперебойного круговорота производства и потребления, почти не оставив „простора“ для чего-­либо иного». В дизайне отсутствует элемент нехватки, получается, что «машина ест человека», авангардный проект совмещения жизни с искусством сделал поворот на 180 градусов и намертво затянул удавку консьюмеризма на наших шеях. Если попытаться объяснить это на более банальном примере — представьте, что вы оказались в квартире своих зажиточных друзей, которые уставили книжные полки богатыми и красивыми изданиями, так и не прочитав ни одного из них до конца. Ансамбль напыщенных книг отражает их в выгодном свете — чисто дизайнерское решение.

Это одна из основных мыслей Фостера, но есть и другие — чуть позже он будет реконструировать бесславный поход к коммерциализированному постмодернизму через восстановление истории искусства и арт-критики прошлого века, а также выяснять «что дальше?», ссылаясь на фильмы Джима Джармуша и работы современных художников. По его словам, пациент скорее жив, чем мёртв, даже если его беспокоят приведения и наслаивающиеся друг на друга отголоски травматического опыта.

Дизайн и преступление Хэла Фостера. Изображение № 5.

Авангардный проект совмещения жизни с искусством сделал поворот на 180 градусов и намертво затянул удавку консьюмеризма на наших шеях

 

«Дизайн и преступление» вполне комфортно себя чувствует среди важных текстов о современном мире, которые уже успели стать известными и у нас: Фостер ссылается на «Бобо в раю» Дэвида Брукса, Nobrow Джона Сибрука, того же Колхаса и многих других. В то же время на его страницах Пруст может спорить с Бодлером о мнемонической функции музея, раз за разом припоминается «общество спектакля» Ги Дебора, рассуждения охотно встраиваются в систему иногда сугубо философских понятий. «Дизайн и преступление» никак нельзя назвать легковесным чтивом, а некоторые из его эссе без надлежащей подготовки вообще кажутся труднопроходимыми (хотя, иногда автор включает «своего парня», цитируя The Mekons или рассказывая интеллектуальные анекдоты). По своей сути эта книга могла бы стать проводником либеральной идеи о том, что в мире, где искусству уже можно делать всё что угодно, переосмыслять его тоже разрешено кому угодно, каждый из нас обязан стать интерпретатором, иначе остаётся только одна незавидная альтернатива — бесследно раствориться под наплывом сладковатой кислоты бессмысленного дизайна. Но эта освобождающая мысль оказывается запаяна в упаковку, которая может показаться слишком неудобоваримой для многих неподготовленных читателей. С одной стороны, необходимость иногда заглядывать во время чтения в философский словарь подразумевает некий качественный фильтр, закаляет волю вновь обращённых и одновременно помещает их в сложную философскую систему разговоров об искусстве. С другой стороны, боюсь, что Владимир Мединский эту книгу так и не осилит.

 

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.