Views Comments Previous Next Search
Зачем Дэвид Кроненберг 
выращивает мозговых слизней — Индустрия на Look At Me

ИндустрияЗачем Дэвид Кроненберг
выращивает мозговых слизней

Канадский режиссёр объединился с лабораторией BMC и занялся биотехнологиями. Или нет

В начале ноября в Сети появился странный сайт, где можно записаться на программу по выращиванию нового организма. Разработкой занимаются BMC Labs и режиссёр Дэвид Кроненберг. Действительно ли режиссёра заинтересовали биотехнологии в реальности?

Зачем Дэвид Кроненберг 
выращивает мозговых слизней. Изображение № 2. 

 

 

  

«Добро пожаловать в новую эру биотехнологических имплантатов», — сообщает сайт BMC

Зачем Дэвид Кроненберг 
выращивает мозговых слизней. Изображение № 3.

 

«Вы хорошо справились, — говорит Дэвид Кроненберг, — вы входите в 10-ку лучших. Я посоветовался с учёными, вы можете стать одним из главных тестировщиков Пода». Под — это биотехнический имплантат, который разрабатывают партнёры Кроненберга BMC Labs. Он — ваше продолжение, уникальный отросток, который, соединившись с вами синоптическими сплетениями, поможет лучше и эффективнее жить. Для окончательной подготовки Пода к рождению нужно пройти симуляционную программу Body / Mind / Change вот по этому адресу, которая состоит из трёх этапов: два уже открыты, третий должны запустить в январе 2014 года.

На самом деле Body / Mind / Change — игра в альтернативной реальности, которую Дэвид Кроненберг подготовил к своей выставке и ретроспективе на кинофестивале в Торонто. Практически это интерактивное кино, которому зритель для продолжения даёт информацию, и тем самым вовлекается в него. Киноигра идёт не только на мониторе, но и в почте, «Твиттере», в общем, нагло и всерьёз вторгается в жизнь. Мастер физиологического хоррора посвятил большую часть своих фильмов вопросам, связанным с биологией ужаса: «Видеодром», «Сканнеры», «Выводок», «Экзистенция» — все эти фильмы про тело, мутацию и новую жизнь. В Body / Mind / Change видно, что Кроненберга никогда не интересовала просто физиология, он всегда задумывался о том, как устроен разум, так что и весь проект — про манипуляцию сознанием.

 

 

 

Основные термины 
игр альтернативной реальности (ARG) 

Кукловод — мастер игры, одновременно союзник и противник игрока, создающий препятствия и предоставляющий ресурсы. Мастер игры Body / Mind / Change, как вы могли догадаться, — режиссёр Дэвид Кроненберг.

Кроличья нора — первый медиаартефакт — сайт, человек или головоломка, которые привлекают игроков. Большинство ARG оставляют первую зацепку журналистам, таким образом максимизируя вероятность большой аудитории. Как правило, Кроличья нора — это сайт.

Это Не Игра (This Is Not A Game, TINAG) — один из главных принципов игры в альтернативной реальности — отрицание факта выдуманности всего происходящего.

Внеплатформенный нарратив — вместо хронологически выстроенного рассказа геймдизайнеры в ARG разбрасывают кусочки истории в различных медиа (и в реальной жизни).

 

 

 

Психотерапевт Ольга Милорадова рассказывает Look At Me о том, как Кроненберг добился того, что зритель Body / Mind / Change пугается, верит и вовлекается в действие, даже осознавая, что происходящее всего лишь арт-проект: «Человек погружается в небольшой, практически незаметный, транс за счёт сужения сознания, вызываемого устойчивой концентрацией внимания. Для этого здесь используются основные психофизиологические особенности человеческого восприятия: медленная спокойная речь Кроненберга с умело расставленными паузами позволяет как следует вдуматься в смысл (сознание обычно не воспринимает слишком длинную речь, слишком быструю речь, а фразы, произносимые без пауз, и вовсе перестают осознаваться).

 

Зачем Дэвид Кроненберг 
выращивает мозговых слизней. Изображение № 4.

В дальнейшем, когда вы уже отвечаете на вопросы проекта, вовлечённость поддерживается интимностью информации, которой вы делитесь. К тому же, активность восприятия в большой степени зависит от способности полученной информации разбередить воспоминания, таящиеся в памяти человека, а это именно то, с чего всё начинается: «Какое ваше самое хорошее/плохое воспоминание». Затем вы уже попали в некую ловушку, вы делитесь самым сокровенным, начиная с малого: какие рабочие ситуации для вас наиболее комфортны, с кем вы проживаете, — а затем, переходя совсем к интимному (например, количество ваших сексуальных партнёров), вы всё больше и больше морально обнажаетесь. Более того, каждый следующий вопрос задаётся с учётом уже полученной информации, таким образом, чем дальше, тем больше вероятность попасть в цель, спросить нечто сакральное, вызывающее подсознательную мысль: откуда они знают?

Трансовое состояние, характеризующееся сужением сознания и фокусировкой на содержании внушения, сопровождается также воздействием на первую сигнальную систему: звуки, освещение, видеоряд (кстати, если выключить свет, то воздействие становится более ощутимым). Если вся атмосфера во время ответов на вопросы как бы подстраивает, готовит к чему-то большему, что будет дальше, то последующий видеоряд, собранный из ваших ответов, ещё больше подстёгивает сознание к полной погруженности в происходящее, в котором каждый из нас отыскивает возникшие у него подсознательно коннотации, словно подтверждающие, что да, здесь, в этом видео, происходит что-то обо мне. Затем происходит что-то более гадкое, когда ваши откровения вместе с откровениями других выставляют напоказ, запостив (или нет — узнайте сами) их в «Твиттере», создавая у вас ощущения подорванного доверия, эксплуатации, возможно, даже заставляя вас чувствовать себя жертвой. За короткий промежуток времени вас пытаются перевернуть с ног на голову, из жертвы сделать агрессором, затем пробудить в вас чувство вины и т. д., продолжая сопровождать всё идеей того, что это во благо научения искусственного разума, который должен объединиться с вами».

 

 

Игры по-разному выходят в реальность. Независимый разработчик Джейсон Рорер в прошлом году придумал A Game for Someone, в которой игроки будут отделены друг от друга тысячелетиями. A Game for Someone — настольная игра, её правила записаны на специальной бумаге внутри герметичной капсулы. Рорер спрятал игру в пустыне Невады и раздал 900 конвертов с различными координатами на презентации игры. Только один конверт ведёт к игре. Компьютер посчитал, что если каждый день кто-то будет посещать одно из мест в пустыне с металлоискателем, то игру найдут приблизительно через 2 700 лет. Можно ли назвать это ARG? В какой-то мере, да.

 

 

  

Заключительная стадия игры Body / Mind / Change пройдёт на фестивале TIFF. В финале задействованы 3D-принтеры — напечатанные Поды будут отражать эмоциональное состояние игроков

Игры в альтернативной реальности не были придуманы Кроненбергом; официальному термину ARG (alternative reality gaming) почти десять лет, а журнал Wired назвал 2010 год годом нового жанра: в апреле 2010-го Продюсерская гильдия США официально приняла профессию «трансмедиапродюсера», а в июле даже была собрана отдельная «Гильдия трансмедиаартистов». Правда артисты и продюсеры пока ещё создают большинство ARG в промоцелях. Чаще всего это кино или видеоигры: вспомните таинственный сайт корпорации Slusho и профили персонажей фильма «Монстро» или игру Why So Serious (рекламу «Тёмного рыцаря»), которая закончилась в специально созданном реальном клубе End of Line на Comic-Con в Сан-Диего. Разработчики полноценных видеоигр могут зашифровать послания внутри основного продукта — так сделали дизайнеры Valve в своей игре Portal. Случается, что ARG используют и музыканты: несколько лет назад Трент Резнор из Nine Inch Nails воссоздал антиутопичный параллельный мир и заставил фанатов искать флешки с зашифрованными посланиями по всему миру. Заслуга Кроненберга в том, что своим проектом (пусть и продвигающим собственную выставку) он вырвал ARG из лап рекламных агентств и присвоил себе и другим режиссёрам.

Зачем Дэвид Кроненберг 
выращивает мозговых слизней. Изображение № 5.

 

Альбом Резнора Year Zero создал Лэнс Вейлер и его компания 42 Entertainment. Это серый кардинал Body / Mind / Change, гуру игр альтернативной реальности. 23 апреля 2013 года Вейлер написал колонку в журнале Filmmaker. «Инновации в кинематографе появляются под давлением креативной нужды, — писал Вейлер, — Стенли Кубрик создал светосильную линзу, чтобы передать свет свечей для сеттинга „Барри Линдона“, Джордж Лукас разработал аудиосистему THX для эффектов в кинотеатре, Кэмерон желал создать планету Пандора как можно реалистичнее и изобрёл технологию performance capture для ”Аватара”».

Вспоминая главное правило Мюнхгаузена о том, что в ложь легче всего поверить, если смешать её с правдой, в следующем абзаце Вейлер уже фантазирует: «В XXI веке нарратив имеет возможность стимулировать развитие инноваций далеко за индустрией развлечений. Ранее в этом году, без особых фанфар, Дэвид Кроненберг лицензировал фантастические технологии из своих фильмов „Дрожь“, «Выводок», „Сканеры“, „Видеодром“ и „Экзистенция“ — вымышленные элементы фильмов станут настоящими биотехнологиями». Искусного лжеца сложно обвинить — в общем, он говорит правду: вместе с Кроненбергом он продолжает разрабатывать новый способ погружения зрителя в художественное произведение, которое раздражает реальность, ставшую нормальной, систематизированной и просчитанной. (Когда вы в последний раз выходили ошарашенными из кинозала?)

Зачем Дэвид Кроненберг 
выращивает мозговых слизней. Изображение № 10.

 

Для английского Suspension of disbelief нет точного обозначения. В книге «S.N.U.F.F.» Виктор Пелевин пишет: «Чтобы попасть под власть кино, человек должен шагнуть ему навстречу. Он должен совершить действие, которое называлось на церковно-английском suspend disbelief — „отбросить недоверие“. Зритель как бы соглашался: „Я на время поверю, что это происходит в действительности, а вы возьмёте меня в волнующее удивительное путешествие“. Пока у магов древности была сила, всё получалось. Но потом общественный договор потерял силу и здесь».

Действительно, технологии устарели, кино сегодня старательно трансформируется, а режиссёры усердно рефлексируют на это: Леос Каракс снимает «Священные моторы», где герои занимаются сексом в виртуальном пространстве; в новом мультфильме Ари Фольмана кино уступает место индустрии галлюцинаций, а Ларс Фон Триер выпускает порно и отдаёт его на растерзание продюсерам. За иллюзией, выходящей за пределы экранов, — будущее. Маска виртуальной реальности Oculus Rift (официальный релиз состоится в следующем году) — это кино будущего, где зритель оказывается внутри фильма и может изучить каждую морщинку актёра. Очки Google (в открытой продаже появятся с февраля 2014 года) — новый слой существующей реальности. Звуковые мобильные игры (уже сейчас Nightjar и Papa Sangre, в будущем их станет больше) — удачная попытка задействовать новый канал восприятия. Симбиоз всех этих технологий мы будем наблюдать в играх альтернативной реальности. Дэвид Кроненберг и его проект Body / Mind / Change продолжают трансформировать каждого отдельного человека и киноиндустрию в целом.

  

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.