Views Comments Previous Next Search
Как стрит-арт попадает в музей: Ретроспектива Паши 183 — Индустрия на Look At Me

ИндустрияКак стрит-арт попадает в музей: Ретроспектива Паши 183

Мейк об выставке «Паша 183. Наше дело подвиг!»

В Московском музее современного искусства открылась большая ретроспектива самого известного русского уличного художника Паши 183, который трагически погиб год назад. Это первая выставка стрит-арта в русских музеях. Мы попросили художника, активиста и основателя сайта Partizaning.org Антона Мейка рассказать о том, какие противоречия существуют между музейными кураторами и стрит-артистами, и почему ММОМА всё-таки решился показать стрит-арт в своих стенах.

Как стрит-арт попадает в музей: Ретроспектива Паши 183. Изображение № 2.

 

По мере того как уличное искусство становится всё более популярным, им начинают интересоваться галереи и музеи. С одной стороны, новое явление требует документирования и осмысления в контексте истории искусств. С другой — деятели арт-рынка, требующего постоянного обновления ассортимента, рассматривают стрит-арт как очередную сферу для инвестиций.

Однако проблема со стрит-артом состоит в том, что это явление явно не вписывается в рамки «белого куба» (замкнутого пространства музея или галереи с белыми стенами). В нём оно теряет связь как с оригинальным контекстом городской среды, так и со своей основной аудиторией — обывателями, которых уличное искусство должно удивлять и встряхивать от гипнотического воздействия повседневности. Зритель же подготовленный, пришедший в галерею или музей, воспринимает стрит-арт исключительно с эстетической стороны, что не имеет никакого отношения к тому, какой эффект стрит-арт оказывает на улице или на фотографии в Интернете, где эффект неожиданности сохраняется.

Как стрит-арт попадает в музей: Ретроспектива Паши 183. Изображение № 7.

Как стрит-арт попадает в музей: Ретроспектива Паши 183. Изображение № 8.

Как стрит-арт попадает в музей: Ретроспектива Паши 183. Изображение № 9.

 

Чтобы получше понять этот конфликт, я предлагаю копнуть немного глубже в историю. Музеи — относительно недавнее явление. В своё время ими становились частные коллекции всякого барахла, привезённого из заморских путешествий, вперемешку с уникальными поделками различных умельцев, среди которых были современные (на тот момент) художники.

Позже эти коллекции часто передавались государству, которое с их помощью просвещало необразованных горожан. Современные музеи тоже выполняют образовательную или даже назидательную функцию: предполагается, что они должны нести культуру в массы. Правда, наиболее прогрессивные арт-институции, наоборот, воспринимают посетителей как носителей культуры и стараются вовлечь их в формирование содержания экспозиций.

Как стрит-арт попадает в музей: Ретроспектива Паши 183. Изображение № 13.

 

Между музеями современного искусства и арт-галереями иногда сложно провести черту. Предполагается, что галереи — часть арт-рынка и выставляют то, что в целом может иметь коммерческий успех. Музеи же должны демонстрировать «вечное» искусство, которое может не быть коммерчески привлекательным, но значимо для общества. Однако часто многие галереи работают себе в убыток и играют роль мини-музеев, а музеи, хотя они не вовлечены напрямую в продажу и покупку искусства, в свою очередь помогают выбрать тех авторов, в которых выгодно инвестировать деньги. Кроме того, многие коллекционеры спонсируют музеи, чтобы влиять на кураторов и критиков: например, многие эксперты уверены, что New Museum в Нью-Йорке показал в 2009 году произведения из собрания спонсора музея Дакиса Иоанну для повышения стоимости его коллекции.

После падения советского режима западная (а теперь глобальная капиталистическая) система воцарилась почти повсеместно и, конечно же, повлияла и на арт-среду — арт-институции в России работают по модели зарубежных. Сегодня большинство музеев так или иначе вовлечены в рыночные процессы, предоставляя свои залы для демонстрации коммерческого искусства. Стрит-арт, как и большинство радикальных художественных течений XX века — начиная от дадаистов и заканчивая участниками движения Occupy Museums, — сопротивляется коммерциализации и превращению искусства в продукт массового потребления и развлечения.

Как стрит-арт попадает в музей: Ретроспектива Паши 183. Изображение № 18.

 

Сегодня некоторые уличные художники рассматривают выставки в галереях и музеях как новый этап карьеры, но они понимают, что это уже работа в другом жанре и с другой аудиторией. Есть и такие, которые активно сопротивляются коммерциализации стрит-арта и придумывают альтернативные стратегии развития, включая в своё творчество, например, элементы активистских практик. Но всё же легитимизация в глазах арт-истеблишмента в виде персональной выставки льстит большинству стрит-артистов.

К сожалению, в большинстве случаев искусство с улицы, помещённое в тесные залы музея, теряет свой потенциал. Однако это не становится препятствием для многих авторов, которые хотят прославиться, и если один талантливый художник скажет «нет» на предложение провести свое шоу в галерее или музее, то тут же найдётся другой стрит-артист, который посчитает, что его работы могут вписаться в интерьер чьего-нибудь особняка. Поэтому стратегия прямой конфронтации с миром «большого» искусства не слишком эффективна.

Как стрит-арт попадает в музей: Ретроспектива Паши 183. Изображение № 24.

 

Единственный способ оставаться верным своим принципам и при этом добиться успеха — это внедряться в музеи и взламывать их изнутри, точно так же, как это делается с городской средой. Придумывать новые правила игры, раскачивать лодку художественных институтов, самим курировать свои выставки и вообще брать инициативу в свои руки.

Именно это удалась организаторам выставки Паши 183 в ММОМА. Друзья и соратники объединились для подготовки к посмертной ретроспективе этого художника, чьи работы пропитаны честностью, наивностью и любовью к родине, и совсем не той любовью, что нам навязывают федеральные каналы. Они постарались показать, чем он отличается от Бэнкси, символа капитализации стрит-арта, с которым Пашу сравнивали. Выставка «Наше дело подвиг!» стала не только первым показом стрит-арта в отечественных музеях, но и, возможно, первой по-настоящему искренней выставкой уличного искусства в музеях мира.

Вся экспозиция пропитана какой-то горечью и величием. Сокуратор выставки уличный художник Кирилл Кто и все, кто помогал ему, проделали очень большую работу, чтобы рассказать о творчестве Паши как можно большему количеству людей. Именно так должна выглядеть выставка уличного искусства в музее. Правда, обидно, что это становится возможным только после смерти одного из самых талантливых художников наших дней.

Фотограф: Лена Цибизова

  

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.