Views Comments Previous Next Search
Как видеоигры заменяют учебники — Индустрия на Look At Me

ИндустрияКак видеоигры заменяют учебники

Assassin’s Creed как триумф публичной истории

Как видеоигры заменяют учебники. Изображение № 1.

Материал подготовил
Антон Мухатаев

На этой неделе в продажу поступают сразу две части исторических приключенческих видеоигр Assassin’s Creed. Это одна из самых успешных серий современности, в которую ежегодно играют десятки миллионов человек. Размер аудитории — показатель не только коммерческой мощи, но и огромного культурного влияния. Для многих молодых людей игры Assassin’s Creed становятся первым (а для кого-то — единственным) знакомством с эпохами Средних веков и Нового времени. Look At Me разбирается, как за несколько лет игровая компания Ubisoft стала преподавателем истории для миллениалов.

Как видеоигры заменяют учебники. Изображение № 2.

Читайте также:

Почему история больше
не в руках учёных и политиков

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Третий Крестовый поход (1189—1192)

Assassin’s Creed (2007)

Ренессанс (XIV—XVII века)

Assassin’s Creed II (2009)

Assassin’s Creed Brotherhood (2010)

Assassin’s Creed Revelations (2011)

Золотой век пиратства (1650—1730)

Assassin’s Creed IV: Black Flag (2013)

Семилетняя война (1756—1763)

Assassin’s Creed Rogue

Американская революция (1765—1783)

Assassin’s Creed III (2012)

Великая французская революция (1789-1799)

Assassin’s Creed Unity (2014)

 

 

 

игры Assassin’s Creed рассказывают о противостоянии ордена ассасинов и ордена тамплиеров, которые борются за мировое господство. Игроки наблюдают за борьбой как в разные исторические эпохи, так и в современном мире. Здесь орден тамплиеров представляет корпорация Abstergo Industries, которая выпускает устройство виртуальной реальности Animus, позволяющее исследовать генетическую память людей. Над разными частями одновременно работают около 1 000 человек примерно из 10 студий Ubisoft. Общие продажи игр Assassin’s Creed достигли почти 80 миллионов копий. Единственная крупнобюджетная серия, сопоставимая по популярности и появившаяся за последние 10 лет, — это военные игры Call of Duty.

 

 

 

 

 

 

 

Assassin’s Creed Unity

Windows, PS4, Xbox One

Unity — первая часть Assassin’s Creed, разработанная специально для приставок нового поколения. Действие игры разворачивается в Париже конца XVIII века. Главный герой Арно — потомок ассасина, усыновлённый тамплиерами. Среди особенностей игры — улучшенная навигация по городу, больший упор на скрытное прохождение, а также первый для серии режим кооперативной игры на четырёх человек.

 

 

Assassin’s Creed Rogue

Windows, Xbox 360, PS3

Rogue — завершающая часть «морской» североамериканской трилогии, в которую также входят Assassin’s Creed III и Assassin’s Creed IV: Black Flag. События игры происходят в середине XVIII века во время Семилетней войны. Главный герой Шэй, капитан корабля и бывший ассасин, ставший тамплиером, путешествует по северо-западной части Атлантического океана и прилежащим территориям.

 

Как видеоигры заменяют учебники. Изображение № 3.

↑ Иногда Assassin’s Creed Unity перемещается в другие эпохи. Например, во Вторую мировую войну, когда Франция была оккупирована нацистской Германией

«По сути, мы создаём исторические романы», — рассказывает Момчил Гиндянов, продюсер студии Ubisoft Sofia. И это действительно так: многие воспринимают Assassin’s Creed как интерактивные учебники, которые дают ясное представление о том, как жили в прошлом. Ubisoft признаёт, что их игра влияет на то, как начинают видеть историю: молодым людям гораздо проще не читать книгу, а увидеть всё своими глазами. Для того чтобы их не обманывать, создатели Assassin’s Creed приглашают историков и экспертов, которые следят за тем, чтобы города, костюмы и всё остальное окружение воссоздавалось с максимальной точностью.

 

Многие ошибочно считают, что ассасины — хорошие парни, а тамплиеры — плохие

 

Но следование реалиям прошлого — это отчасти не самоцель, а источник вдохновения для гейм-дизайнеров. «Значительная часть событий, которые описываются в игре, произошли на самом деле. Работая над каждой частью, мы долго изучаем исторический период и разбираемся, что может войти в игру, а что — нет. Чем дальше мы двигаемся, тем больше появляется всякой новой техники, транспорта и видов оружия. Используя их, мы постоянно освежаем игру: история помогает нам фантазировать».

Как видеоигры заменяют учебники. Изображение № 10.

↑ Над воссозданием Парижа конца XVIII века работали целых две студии Ubisoft

Как любой объект публичной истории, Assassin’s Creed ругают за вольные интерпретации. Так, в своё время Assassin’s Creed III, повествующей о войне за независимость США и американской революции, досталось от обеих сторон конфликта: британцев, утверждавших, что игра приняла американскую трактовку событий, и американских консерваторов, ссылавшихся на то, что игра выставляла отцов-основателей в невыгодном свете. В начале каждой части серии говорится о том, что над ней работала «мультикультурная команда с людьми разных религиозных взглядов и конфессий». но при этом характерно, что Ubisoft — французская компания, а над игрой преимущественно работали канадцы, пусть и пользуясь помощью множества студий по всему миру.

Единственный способ уйти от критики — это разбавлять нон-фикшн фикшеном. «На реальные исторические события накладывается художественный слой — противостояние ассасинов и тамплиеров, которое мы вплетаем в прошлое», — говорит Гиндянов. В то же время Ubisoft настаивает на том, что соблюдает идеологический баланс и не занимает в конфликтах ничью сторону: «Многие ошибочно считают, что ассасины — хорошие парни, а тамплиеры — плохие. Происходит это из-за того, что в большинстве Assassin’s Creed вы играете за ассасинов. Но на деле обе стороны борются за то, что они считают добром, только принципы и методы у них разные. Ассасины верят в то, что каждый человек должен сам определять свою судьбу, а по мнению тамплиеров, для того чтобы общество процветало, его должен кто-то контролировать, — объясняет Гиндянов. — Нам сложно представить удачную игру, в которой не было бы идеологического конфликта — именно этот стержень позволяет придумывать разные истории и наполнять ими мир игры».

Запутанные истории и множество самых разных форматов, в которые помещают Assassin’s Creed, создают проблемы. С каждым годом всё сложнее оставлять вселенную целостной и не запутываться в ней. «У нас есть специальная команда, которая отвечает за бренд Assassin’s Creed, — говорит Гиндянов. — Её сотрудники подробно изучают каждую игру и следят за тем, чтобы между разными частями не было противоречий. Это касается не только игр, но и комиксов, романов и небольших серий видео, которые мы создавали. Нам самим, работая над игрой, постоянно приходится сверяться, что мы не нарушаем ни один из наших принципов и вписываемся во вселенную».

Как видеоигры заменяют учебники. Изображение № 16.

↑ Солидная часть Assassin’s Creed Rogue разворачивается в водах Арктики. Время от времени на пути корабля главного героя попадаются айсберги

Ubisoft беспокоят и неизбежные несостыковки между интерактивными элементами и сценарием: «Как и все игры с открытым миром, мы сталкиваемся с противоречием между историей, которую рассказываем мы, и тем, чем хочет заниматься игрок. С одной стороны, ему нужно давать свободу: если вести его за руку и не позволять выполнять те задания, которые он хочет, то игра начнёт его раздражать. С другой стороны, сценарий игры зачастую предполагает, что некоторые вещи нужно делать безотлагательно. Настаивать на этом приходится не так часто: обычно игроки сами двигаются в нужном темпе. Мы стараемся, чтобы основная и сторонние истории работали в симбиозе. Но это противоречие — всё равно очень сложная проблема, и решить её очень непросто». Впрочем, история помогает объяснить некоторые условности выбора: «Нам помогает то, что в Assassin’s Creed вы находитесь в чьих-то воспоминаниях, и, из-за того, что вы ведёте себя не так, как вёл себя предок этого человека в прошлом, никаких несостыковок не возникает», — объясняет Гиндянов.

Ubisoft стала единственной компанией, которая решилась одновременно выпустить полноценные, но совершенно разные игры для двух поколений консолей. «Unity и Rogue выходят вместе, потому что рассчитаны на разные аудитории, — рассказывает Гиндянов. — Unity стала первой игрой серии, сделанной специально для консолей нового поколения: перевести её на старые приставки невозможно. Но большинство ещё не купили себе новую консоль, и мы сошлись на том, что для них также стоит сделать игру с высоким бюджетом. Команды, которые работают над двумя играми (а это множество студий по всему миру), постоянно взаимодействуют и помогают друг другу. При этом никто ни с кем не соревнуется, потому что перед Unity и Rogue ставятся совершенно разные задачи». При этом то, что Unity выходит на новых приставках, не означает, что Rogue нечем похвастаться: «В ней впервые появился плавный переход без подзагрузок из „наземной“ части игры в „морскую“, что раньше нам не удавалось», — отмечает Гиндянов.

Появление в продаже новых Assassin's Creed сопровождал скандал. Профильная пресса заявила, что Ubisoft слишком поздно предоставила финальную версию Unity, вырезала из неё один из новых, спорных элементов (микроплатежи) и якобы намеренно задержала рецензии, чтобы обнаруженные в игре проблемы (глитчи, низкая частота кадров и другие недоработки) не повлияли на решение игроков её купить. Что касается Rogue, то её вообще не дали рецензентам заранее, что вызвало подозрения, будто с ней тоже что-то не так (парадокс, но отзывы на Rogue пока более благосклонные, чем на Unity). Как бы то ни было, в ценности Assassin's Creed как объекта публичной истории по-прежнему никто не сомневается. Конечно, есть игры, для которых историческая достоверность ещё важнее (например, стратегии Total War), но все они — явление сравнительно нишевое. Поэтому пока что в массовом сознании Assassin's Creed — это безальтернативный взгляд не только в прошлое, но и в будущее, где историю начнут изучать и представлять совсем по-другому.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.