Views Comments Previous Next Search
Печать зла:
Как выжить иностранному журналисту в России
 — Списки на Look At Me

Списки

Печать зла:
Как выжить иностранному журналисту в России

Краткий курс журналистской этики на опыте главного редактора GQ Михаила Идова

В начале января исполнится год с того момента, как Михаил Идов был назначен главным редактором GQ. Подозреваем, что это изменило не только его ежедневные привычки или образ жизни, но и представления о журналистике: за прошедший год Михаил Идов оказался невольно втянут в такое количество медиаскандалов, что их одних хватило бы с лихвой для безбедного существования раздела «Медиа» на нашем сайте.

Исходя из этих соображений (а также горьких, но остроумных советов юным журналистам, которые Михаил опубликовал на своей странице в фейсбуке), мы собрали девять важных фактов о российской журналистике, которые стоит запомнить любому зарубежному журналисту в России — и которые Идову пришлось узнать на собственном опыте. 

Текст: Маргарита Попова

 

 Печать зла:
Как выжить иностранному журналисту в России
. Изображение № 1.

 

Печать зла:
Как выжить иностранному журналисту в России
. Изображение № 2.

 
Если у колумниста есть фейсбук, он, скорее всего, выложит колонку туда, равно как и в твиттер, и во все другие имеющиеся блоги.
Ситуация:

Дмитрий Быков, которому GQ заказал колонку, запостил эту колонку в свой фейсбук, собрав несколько тысяч лайков. Позже этот же текст оказался на сайте «Новой газеты» и «Эха Москвы».

Михаил Идов:

«Оказывается, Дмитрий Львович Быков опубликовал свою колонку из сентябрьского GQ, заказанную, опубликованную и оплаченную этим журналом, не только у себя в фейсбуке, но и на сайтах "Новой газеты" и "Эха Москвы". С чем и поздравляю всех вышеперечисленных лиц, физических и юридических».

Чем дело закончилось:

Быков отреагировал на ситуацию заявлением, что еще раньше решил прекратить сотрудничество с GQ. «Эхо Москвы» продолжило публиковать тексты, написанные для других изданий. В «Новой газете» заявили, что о GQ никто ничего не знали, потому о перепосте договорились с сайтом «Эха». В GQ Быков больше не работает.

 

 

Печать зла:
Как выжить иностранному журналисту в России
. Изображение № 3.

 
Выступать на государственном телеканале можно, только тщательно скрыв свой род занятий, а лучше — выдумав себе новый. 
Ситуация:

Идов должен был участвовать в передаче телеканала «Культура», но ушел с эфира, так как его отказались титровать главным редактором GQ из-за боязни невзначай разрекламировать журнал или других проявлений паранойи.

Михаил Идов:

«Походы журналистов "в телевизор" должны быть взаимовыгодными джентльменскими соглашениями между двумя медиа, а не бессмысленным е*лоторгом гостя. Вообще, идея, что любое упоминание любой медиаединицы является рекламой этой единицы, — на мой взгляд, одна из самых вредных, витающих в российском медиапространстве, и отражает скорее всеобщую паранойю, чем заботу о репутации. Интересно мнение коллег по этому поводу; хотелось бы создать критическую массу отказов от участия в таких передачах — глядишь, правило будет пересмотрено».

Чем дело закончилось:

Правило по-прежнему не пересмотрено, государственные телеканалы титруют своих гостей самым странным образом, а те или уходят с эфиров, или возмущают зрителей своим неопределенным статусом.

 

 

Печать зла:
Как выжить иностранному журналисту в России
. Изображение № 4.

 
Мысль, высказанная два раза, становится
в два раза умнее, а колонка, переписанная другими словами, — в два раза новее
и оригинальнее. 
Ситуация:

Эдуард Лимонов написал колонку в июньский GQ, а затем переписал ее для «Афиши» в ноябре. Степень сходства поразительная: сравните фразу из «Афиши» («Ага, Солженицын, ага, Бродский, я догнал вас!») и GQ («Догнал ли я Шолохова, Пастернака, Солженицына, Бродского? Как бы не перегнал»).

Михаил Идов:

«Ребята, а вы в курсе, что Лимонов написал ровно эту же колонку в GQ в июне? Вас не виню, но сколько можно продолжать с этим человеком работать?»

Чем дело закончилось:

Колонка по-прежнему висит на сайте «Афиши» и, разумеется, никуда не исчезла ни из бумажного журнала, ни из июньского GQ. Более того, Лимонов вдохновил многих на повторение его подвига (см. ниже).

 

 

Печать зла:
Как выжить иностранному журналисту в России
. Изображение № 5.

 
Отказ от интервью — это тоже интервью. 
Ситуация:

Неназванные студенты журфака собирались взять интервью у Идова, но получили отказ. Решив, видимо, что это лучше, чем ничего, они выложили скриншот отказа в твиттер. 

Михаил Идов:

«Попросить интервью, получить вежливый отказ, выложить скриншот отказа в твиттер: это твой журфак, МГУ!»

Чем дело закончилось:

Идов по-прежнему ходит в иконах журфака, а каждая его публичная лекция почти неминуемо вызывает ажиотаж; кроме того, с тех пор он успел дать порядочное количество интервью — но, конечно, не таких лаконичных.

 

 

Печать зла:
Как выжить иностранному журналисту в России
. Изображение № 6.

 
Всем все равно. 
Ситуация:

Идов первым из российских журналистов взял интервью у нынешнего премьер-министра Грузии Бидзины Иванишвили. Интервью мгновенно вызвало интерес у западных СМИ, а в России прошло почти незамеченным — хотя по понятным причинам куда более актуально здесь, чем где-либо еще. 

Михаил Идов:

«Вообще удивительно. Западные СМИ обрывают мне телефон про Иванишвили. В стране, с которой Грузия ВОЕВАЛА 4 ГОДА НАЗАД, относительная тишина».

Чем дело закончилось:

Это, разумеется, не первый пример того, как сильно отличается западная повестка дня от местной. Еще через месяц Идову пришлось удивляться, почему никого не интересует назначение Карины Добротворской, бывшего президента Condé Nast Россия, президентом и редакционным директором Brand Development Condé Nast International. 

 

 

Печать зла:
Как выжить иностранному журналисту в России
. Изображение № 7.

 
Старинное русское правило «Высоко сижу, далеко гляжу» отлично работает и в медиа.
Ситуация:

К уходу Филиппа Дзядко из «Большого города» «Лента.ру» подготовила большой материал, в котором спросила у журналистов и редакторов, что они думают по этому поводу. В результате статья стала похожа на странный сплав рефлексии, критики и мыслей о различиях между журналистикой и пропагандой, в результате вызвав неимоверных размеров скандал.

Михаил Идов:

«Абсолютно не понимаю среды, в которой считается нормальным редактору журнала А говорить "вот что не так с журналом Б”».

Чем дело закончилось:

К сожалению, разговор в духе «Вот что не так с журналом Б» в июне этого года и не думал заканчиваться — тогда гребаная цепь только набирала обороты, а медиасрачи стали самым популярным развлечением журналистов и всех околомедийных людей.

 

 

Печать зла:
Как выжить иностранному журналисту в России
. Изображение № 8.

 
Джентльменство в России не исключает использования слова «хуй» три раза
за один абзац. 
Ситуация:

Эдуард Дорожкин, шеф-редактор журнала Tatler, получил от Идова пощечину за оскорбление и в ответ выкатил гневный пост, где одновременно употребил слова «хуй», «захуячить», «Хуидов» и «не по-джентльменски». 

Михаил Идов:

«Шеф-редактор Tatler — антисемит, систематически на этой почве оскорбляющий меня и GQ. Доказательства тому удивительным образом копятся в открытом доступе уже почти полгода. Моя семья покинула родину из-за антисемитизма, и я переехал в Россию не для того, чтобы молча сносить его двадцать лет спустя. Когда не срабатывают ни жалобы, ни резонерство, ни бездействие, остается только один ответ. Пощечина — идиотский способ решения проблем. Но безнаказанный антисемит у тебя под боком — в разы более идиотская проблема».

Чем дело закончилось:

Скандал пошумел несколько дней и утих. Несколько дольше продержался мем «не держал в руке предмет тяжелее хуя». О судьбе заявления в полицию, которое Дорожкин грозился написать после инцидента, ничего не известно.

 

 

Печать зла:
Как выжить иностранному журналисту в России
. Изображение № 9.

 
Местные стажеры очень странные.
Ситуация:

Как любому главному редактору крупного издания, Идову приходят десятки писем с резюме и твитов с мольбами взять на работу, среди которых, разумеется, попадаются совершенно фантастические.

Михаил Идов:

«Пишет чел, 5 твитов назад назвавший меня "унылым существом"! @SeregaBynya Михаил! я очень хочу пройти стажировку в вашем журнале #brassballs».

Чем дело закончилось:

По имеющимся у нас данным, на работу стажера не взяли. Остальным Идов придумал тестовое задание — найти адрес отдела кадров или как минимум его рабочую почту.

 

 

Печать зла:
Как выжить иностранному журналисту в России
. Изображение № 10.

 
Командировка, оплаченная одним журналом, — хороший повод написать статью
в другой. 
Ситуация:

GQ отправил архитектурного критика Ревзина в командировку в Сингапур. Поездка оказалась суперуспешной — Ревзин умудрился написать колонку не только в GQ, но еще и в OpenSpace. 

Михаил Идов:

«Послали в полностью оплаченную командировку от журнала А? Захуячь статейку в портал Б! #profit».

Чем все закончилось:

Ситуация, по всей видимости, совершенно утомила Идова, который написал огромный пост в фейсбуке в духе «Вредных советов» Остера, только посвященный молодым журналистам и принципам их работы. Колонку по-прежнему можно прочесть как на сайте GQ, так и на OpenSpace. О том, является ли поведение Ревзина нарушением авторского контракта и грозит ли ему это какими-то санкциями, ничего не известно.

Фото: Маша Демьянова для The Village, Георгий Абашвили для Fur Fur

 

 

Рассказать друзьям
9 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.