Views Comments Previous Next Search
Что на уме у семнадцатилетнего лидера гонконгских протестов — Списки на Look At Me

СпискиЧто на уме у семнадцатилетнего лидера гонконгских протестов

10 цитат юного борца за демократию и автономию

— 29 сентября Верховный народный суд Китая освободил несовершеннолетнего политического активиста Джошуа Вонга (Joshua Wong). Его задержали 26 сентября во время протестов в Гонконге. В свои 17 лет Вонг стал настоящим символом и надеждой демократического движения в Китае вообще и в частности протестной активности в Гонконге. Look At Me собрал 10 вдохновляющих цитат активиста.

Вонг начал свою политическую карьеру в 14 лет — в 2011 году он вместе с Иваном Лэмом основал студенческую группу Scholarism. В 2012-м с их подачи начались протесты против введения в китайских учебных заведениях уроков патриотического воспитания. В частности, на этих уроках школьникам и студентам должны были рассказывать, что Коммунистическая партия Китая — «передовая, самоотверженная и объединяющая». Из-за протестов властям пришлось отложить образовательную программу.

Летом прошлого года активисты Scholarism начали выступать за проведение демократических выборов в Гонконге в 2017 году. К этому времени Вонг имел около 300 последователей и около 40 задержаний во время демонстраций. В сентябре 2014 года, когда китайские власти заявили, что собираются допускать до выборов только утвержденных правительством кандидатов, члены Scholarism вышли на улицы с акцией протеста против выборов «ставленников» Пекина. Вонг стал одним из лидеров движения. Когда он предложил демонстрантам использовать защищённый мессенджер FireChat, за сутки его загрузили около 100 тысяч раз. А после очередного задержания о Вонге написаливедущие западные СМИ.

Что на уме у семнадцатилетнего лидера гонконгских протестов. Изображение № 1.

 «Идти на компромисс до столкновения — нерационально. Взрослые любят говорить о политических реалиях и более глобальном контексте, но глобальный контекст состоит в том, что Пекин не даст нам то, чего мы хотим. Если мы не будем настаивать, нас не будут слушать».

   

 

 «Для 15-летнего учащегося не слишком обычно возглавлять движение гражданского неповиновения. Это возможно только в Гонконге. В Америке или Англии никто не ждёт, что 15-летний парень даже присоединится к забастовке».

   

 

 «В апреле прошлого года у меня брали интервью, которое было моей первой съёмкой на телевидении. Я много заикался, поэтому на него ушло почти в 10 раз больше времени, чем нужно».

   

 

«У меня нет проблем с ведением переговоров. Но прежде чем начать их, лучше запастись несколькими козырями. Если таких нет, то как вы собираетесь вести войну?».

   

 

«Учителя всегда говорили мне, что моё единственное достоинство — это скорость моей речи. Что ж, в дебатах это мне очень пригодилось».

   

 

«В свободное время я люблю есть. И у меня появилось больше возможностей пробовать вкусные блюда после того, как я стал активистом. Потрясающе, когда можно съесть восхитительную еду вместе с близкими по духу людьми».

   

 

«Некоторые говорят, что я политический фанатик. Это безумие. Я просто обычный человек. И в моей жизни есть не только политика и активизм. Я не говорю о политике в школе. Далеко не все мои одноклассники знают, чем я занимаюсь».

   

 

«Я встречался с Дэном Вонгом, одним из лидеров тяньаньмэньских протестов. Сейчас он уже немного похож на пенсионера. Мы купили чипсов и практически не обсуждали события тех лет, а больше говорили о чипсах. Оно и понятно, мне уже сейчас не хочется говорить о реформе выборов. А ему, бедняге, приходится говорить о событиях 4 июня уже более 20 лет. Впрочем, я глубоко уважаю его».

   

 

 «Мои отец и мать придерживаются сравнительно либеральных взглядов и поддерживают мое участие в организации этих митингов. Моя мама даже приветствует идею перекрывать улицы во время протестов».

   

 

 «Демократы должны считать нас очень надоедливыми».

   

 

 «Если массовое движение превращается в поклонение одному человеку, то это становится серьёзной проблемой».

   

 

«Если [на демонстрацию] придут солдаты, то мы все разойдёмся по домам, поскольку не хотим видеть кровь».

   

 

 «Как я могу уйти сейчас, ведь оно [государство] может использовать это, чтобы высмеять меня?!».

изображения via Pacific Chillino/Flickr

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.