Views Comments Previous Next Search
Марио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи — Мнение на Look At Me

МнениеМарио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи

Что думают сотрудники Третьяковской галереи, ММСИ и «Гаража»

Марио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи. Изображение № 1.

Материал подготовила

Саша Котлова

В прошлую пятницу на площадке Политехнического музея на ВДНХ открылась выставка «Игровая станция МКИ», организованная совместно с Музеем компьютерных игр. Выставка, как можно догадаться, посвящена истории видеоигр — и, несмотря на то что это не первая подобная выставка за последние годы в Москве, она уникальна тем, что в следующем году обернётся постоянной экспозицией на отдельной площадке в Музее компьютерных игр. По всему миру видеоигры выставляют в музеях на постоянной основе вот уже несколько лет; Look At Me связался с сотрудниками нескольких московских музеев и выяснил, как скоро что-то подобное может произойти в России.

Марио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи. Изображение № 2.

Марио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи. Изображение № 3.

Максим Пинигин

совладелец Музея компьютерных игр и Музея советских игровых автоматов

«В организации нашей выставки задействованы сразу несколько музеев, я представляю Музей компьютерных игр и Музей советских игровых автоматов. Мы встретились с директором Политеха Юлией Шахоновской где-то полгода назад, рассказали об идее создания музея игр. Юлия сказала, что это отличная мысль, что музей наверняка будет востребованным, и предложила сделать какой-нибудь совместный проект. Им стала выставка, которая будет проходить с 4 июля по 15 августа.

Видеоигры превращаются из разряда маргинальных развлечений, которыми они были двадцать лет назад, в явление современной культуры. Влияние, которое игры оказывают сейчас на людей и общество в целом, огромно, потому что они дают возможность кому-то самореализоваться, кому-то выплеснуть свою позитивную или негативную энергию. Современный мир представить без игр практически невозможно.

Я думаю, что в плане восприятия видеоигр как произведений искусства Россия не сильно отстаёт от Запада, хотя бы даже по причине небольшого возраста индустрии видеоигр. Она появилась не так давно, в начале семидесятых, ей около сорока лет. Отставать на двадцать лет тяжело при таком общем возрасте. Может быть, от США мы чуть-чуть отстаём в плане отношения к видеоиграм, да и то ведь непонятно, какое восприятие правильное. Есть ряд людей, которые считают их искусством, есть те, кто так не считает. Кто прав, судить сложно.

Марио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи. Изображение № 4.

Приставка Pong компании Atari

 

Мне кажется, что со временем игры будут выставляться во многих музеях, а не только в специализированных, как наш. Может быть, только чуть попозже, лет через семь–десять, когда вырастут люди, с детства играющие в видеоигры. Им будет ясно, что это важный пласт культуры, что игры оказали на них влияние в детстве, да и не только в детстве: средний возраст геймеров постоянно увеличивается. Если раньше тяжело было представить бабушку, играющую в компьютер или приставку, то скоро, мне кажется, мы к этому придём.

Аудитория музея компьютерных игр и этой выставки нам видится разной: мы ожидаем, что будет приходить молодежь, родители с детьми, взрослые люди, которые застали лет в 20–30 создание первых видеоигр, — компьютерные инженеры. Какие-то люди буду рассказывать, как они сами создавали игры с помощью перфокарт, как грузили программы с кассет, как передавали друг другу дискеты.

На выставке люди смогут поиграть на экспонатах — это один из элементов интерактива, который будет присутствовать и в музее. Даже классическое искусство сейчас пытается привлечь зрителя чем-то новым. Вот, например, «ожившие» картины Ван Гога, — это тоже в какой-то степени видеоигра.

Технические трудности в организации подобных выставок, конечно, возникают и будут возникать. Например, редкие консоли производства середины 70-х — начала 80-х, их не всегда легко починить. А так как мы не классический музей, мы стараемся не ставить приставку под стекло, даём посетителям в неё поиграть. Это, естественно, оказывает воздействие на экспонаты, они ломаются, разрушаются. Их надо постоянно чинить и находить новые, которые могут послужить заменой. Этим всем мы постоянно занимаемся и будем заниматься. Убираем экспонаты только на время, в исключительных случаях, когда нечем их заменить».

Марио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи. Изображение № 5.

Марио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи. Изображение № 6.

Дарья Воробьёва

куратор Московского музея современного искусства

«Выставка Game Art, впервые представившая нашим зрителям компьютерную игру как произведение искусства, проходила в 2008-м году, войдя в программу Первой биеннале молодого искусства. Задумка исходила из личного исследовательского интереса к изучению разнообразных аспектов синтеза искусств.

В результате выставка хорошо вписалась в Первую молодежную биеннале, так как видеоигры — это искусство достаточно молодое и искусство молодых.

К этому времени компьютерные игры достигли значительного развития, и именно с исследовательской позиции хотелось посмотреть, нет ли среди наших творцов компьютерных игр чего-то стоящего, что было бы интересно поместить в музейное пространство. В результате я остановилась на двух проектах — «Тургор», который сделала студия Ice-Pick Lodge и Sublustrum студии Phantomery Interactive.

Целью выставки, по сути, являлось желание показать зрителю, что компьютерная игра является полноценным синтезом искусств. К ней так же, как и к другим художественным произведениям, делаются эскизы. Композиторы, зачастую очень серьёзные, создают музыку, и эта музыка затем нередко играется в концертных залах наряду с классическими произведениями (у меня в машине лежит несколько дисков с музыкой из компьютерных игр). Особым же родом «художников» являются программисты, которые всё воплощают, зачастую решая весьма творчески сложные задачи. Так же, как в спектакле или кинофильме, здесь есть своеобразный режиссёр — руководитель проекта. То есть весь этот сплав, называемый компьютерной игрой, он очень интересен и сложен.

Марио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи. Изображение № 7.

Magnavox Odyssey, первая видеоигровая консоль

 

Также мною была организована конференция «Видеоигры и искусство — современное состояние вопроса», впервые поднявшая эту тему. Интерес к ней был достаточно большой, на ней развернулись серьёзные дискуссии.

Была и вторая моя выставка (в сокураторстве с Ингой Югай), связанная с компьютерными играми «Виртуальные марины», она прошла в 2010 году в Дарвиновском музее. Здесь уже художники создавали компьютерные игры, пытаясь переосмыслить жанр морского пейзажа (марины) в новую эпоху господства компьютерных технологий.

Несомненно, некоторые компьютерные игры заслуживают быть помещёнными в выставочное пространство. Особенно, конечно, не массовые блокбастеры, а некоторые из так называемых Indie Games — авторских игр. Среди них встречаются такие, которые можно назвать полноценными художественными работами.

Что же до хранения игр как объекта искусства — сотрудники нашего музея и не такое хранят! В современном искусстве есть экспонаты, которые невероятно сложно хранить в связи с тем, что они созданы из сложных материалов, имеют крупногабаритные размеры, а что поделать! Проблемы, на мой взгляд, могут возникнуть из-за устаревания платформ, на которых эти компьютерные игры создаются. Сейчас очень быстро меняется техника, и, возможно, старые игры не смогут идти на новой. Но, может, я и ошибаюсь.

Марио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи. Изображение № 8.

Консоль Nintendo Entertainment System

 

Игры могут попасть в музей в России на постоянной основе. Этим, естественно, надо заниматься — специально отбирать работы. По-хорошему, конечно, было бы полезно собирать не только готовые игры, но и подготовительные эскизы, музыкальную подборку. Но, по сути, это же новый вид искусства, и, скорее, требуется создание нового музея, имеющего художественный статус. Есть музеи театральные, в которых собираются художественные экспонаты, связанные с театром, есть музеи, связанные с кино и даже цирком. Должен появиться и музей компьютерных игр, который будет собирать и хранить наиболее достойные образцы, делать выставки, исследовать игры с научной позиции, осмыслять процесс. Ведь только компьютерная игра позволяет создать наиболее полноценный синтез искусств, дающий возможность зрителю погрузиться в особую атмосферу, от начала и до конца выстроенную художниками, — не только визуально, но и музыкально. И к тому же зритель здесь является полноценным сотворцом этого произведения — ведь от его действий многое зависит.

Помещённые в выставочное пространство компьютерные игры, несомненно, приобретают новое звучание. Акцентируя внимание на конкретном проекте, куратор прежде всего заставляет задуматься над тем, почему был выбран именно он. Всегда это неслучайно.

Подобные выставки должны вызвать интерес у зрителя, так как в 
них, как правило, сохраняется важная составляющая компьютерных игр — интерактивность, а это всегда привлекает. Но выставка даёт новый угол зрения, пространственное осмысление. Здесь, конечно, всё зависит от экспозиционного решения, оно может быть разным».

Марио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи. Изображение № 9.

Марио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи. Изображение № 10.

Антон Белов

директор центра современной культуры «Гараж»

«Конечно, мне видится возможным открытие подобной выставки и в «Гараже». Видеоигры — это часть нашей культуры, с этим интересно работать.

Может быть, что-то и помешает видеоиграм быть наравне с живописью и скульптурой, но как часть музейной экспозиции — почему нет? Особенно в музеях, которые, условно говоря, занимаются смежными дисциплинами, такими как дизайн. Например, МоМА в Нью-Йорке, который собирает всё, включая архитектуру, фотографию, видео, — для них видеоигры являются идеальной вещью. Я думаю, такие музеи будут с удовольствием собирать коллекции видеоигр, они уже их собирают, и в ближайшее время будет много таких выставок.

Россия в этом плане ни капли не отстаёт от Запада, она идёт наравне с ним, потому что видеоигры — это ещё непротоптанная дорога, и все одинаково стараются её исследовать, что-то экспонировать, работать, чтобы выставки одновременно были интерактивными, развлекательными, но и представляли их историю видеоигр как искусства.

Марио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи. Изображение № 11.

Консоль APF TV Fun

 

Внимание широкой аудитории в первую очередь привлекают громкие проекты, особенно интерактивные. Если будут выставлены удивительные, знаковые вещи, то проект будет иметь успех. Множество игравших и играющих людей будут приходить в музей, чтобы посмотреть на историю компьютерных игр. Смысл в том, чтобы люди прямо на выставке могли играть, смотреть ролики, участвовать в процессе. Приставки в виде музейных артефактов не будут выставкой игр. Проблемы же, которые могут возникнуть с хранением экспонатов, — это проблемы любых мультимедиа. Мы должны понимать, что при инсталляции объектов из сложных композитных материалов всегда что-то может сломаться, но это уже задача организаторов — поддерживать их на должном уровне, чтобы люди могли своими руками прикоснуться к тому, что было 10, 20 лет назад.

В ближайшем будущем в «Гараже» пока не планируется подобных экспозиций. Мы делали выставку Decode, посвящённую цифровому интерактивному искусству, и там были некоторые похожие вещи. Сейчас она уже закончилась, но, возможно, в какой-то момент в постоянной коллекции «Гаража» появятся и компьютерные игры, потому что это важная часть эпохи, искусства — над ними иногда работают лучшие дизайнеры, выдающиеся художники».

Марио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи. Изображение № 12.

Марио в «Третьяковке»: Как относятся к видеоиграм российские музеи. Изображение № 13.

Юлия Воротынцева

научный сотрудник отдела новейших течений Государственной Третьяковской галереи

«Наш отдел занимается современным искусством, и мы зачастую включаем в выставки произведения авторов, работающих не только в традиционных техниках. Так, на спецпроекте Пятой Московской биеннале современного искусства «Музей Современного искусства. Департамент труда и занятости» была показана работа Максимилиана Роганова «Шаурма. 3D», представляющая из себя компьютерную игру, в которой зритель мог с помощью кнопок и джойстика приготовить шаурму в виртуальной закусочной. Современное искусство предполагает тесный контакт со зрителем, зачастую и его участие в процессе создания произведения. На мой взгляд, видеоигры с этой точки зрения обладают определённым потенциалом. Помещение видеоигры в пространство музея, превращение её в объект искусства может позволить зрителю открыть в ней новые стороны, невидимые с экрана домашнего компьютера. Попадут ли видеоигры в фонды музеев — это покажет время, но сам факт проведения подобного эксперимента может оказать воздействие как на индустрию видеоигр, так и на путь развития современного искусства».

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.