Views Comments Previous Next Search

Почему я пытаюсь избавиться от чрезмерного оптимизма

Без особенного успеха рассказав читателям Look At Me о своей жизни без ленты Facebook, Рита Попова возвращается к попыткам стать лучше и рассуждает о восторженной интонации, которую часто использует и она сама, и редакция LAM.

 

Look At Me иногда грешит бесконечным энтузиазмом
в отношении того, о чём пишет. Взять хотя бы «12 астрономических фотографий, от которых захватывает дух». Заголовок не врёт, фотографии действительно способны захватить дух, если вы, как и редакция, склонны идеализировать науку и космос. Или, например, «Поставьте менеджер паролей прямо сейчас». Это дельный совет, и всем, кто дочитал мой текст дальше первого предложения, я советую ему последовать. Но всё-таки из таких заголовков складывается впечатление, что пишут их люди экзальтированные и склонные к преувеличениям.

 

Потом я стала замечать это
за собой каждый день

Почему я пытаюсь избавиться от чрезмерного оптимизма. Изображение № 1.

 

Почему так происходит? Почему «великолепными» вдруг стали батончики с псевдосуперфудами, а не новости о возможности холодного синтеза (например)?

Конечно, мы избалованы бизнесом и маркетологами. Они хотят убедить нас, что новый айфон — это лучший смартфон, который можно купить за деньги, что новое приложение изменит нашу жизнь (если не весь мир, если не историю человечества), что чашкой кофе из модного заведения ограничиваются все страхи и чаяния его авторов. Мы и не согласны на меньшее — я очень сомневаюсь, что между слоганом «Этот календарь хорош для тайм-менеджмента» и «Этот календарь наконец сделает вас счастливым» смогу выбрать первое.

Но мы и правда живём в удивительное время. Искореняя в себе излишний энтузиазм, мы рискуем выработать раздражение и скуку от новых технологий или научных открытий, даже самых банальных. Кого сейчас интересует Google Glass? Да что там частный космос —  на моей линии метро Wi-Fi включили меньше месяца назад, а меня уже бесит, что альбом Тейлор Свифт загружается слишком медленно (хотя это, конечно, не бог весть какие инновации). Клей Ширки, кстати, справедливо утверждал, что новые технологии становятся по-настоящему интересными и полезными тогда, когда все прекращают бесконечно о них говорить.

В ещё одной статье с экзальтированным заголовком «Чем дети, родившиеся после 1995-го, лучше вас» мы попытались перечислить отличительные черты нового поколения людей, основываясь на исследовании агентства sparks&honey. Угадайте, что там. То самое поколение Z стремится изменить мир, они занимаются волонтёрской работой, интересуются состоянием современного мира (и не питают иллюзий по поводу этого состояния), не употребляют наркотики и копят деньги. Я, к сожалению, и вправду могу сказать, что они не только лучше меня, но наверняка уже поставили себе менеджер паролей и не хотят снимать фотографий, если от них не захватывает дух.

 

Когда-то прогрессивный взгляд на вещи включал в себя скепсис по отношению к корпоративной этике и его главным героям. Сейчас я и многие мои знакомые похожи на героев сцены Everything Is Awesome из мультфильма The Lego Movie. Благодаря радикальному оптимизму, наивности и желанию на слово верить всему, о чём говорят спикеры TED, всё кажется проще и веселее, возможность изменить мир — ближе, технологическая сингулярность — чуть-чуть вероятнее. Но лишь кажется. На самом деле без здорового скепсиса и желания во всём разбираться до конца ничего не происходит — поэтому я начну наконец тщательнее выбирать эпитеты или позаимствую интонацию сабреддита Mildly Interesting.

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.